W. Churchill и три важнейших изобретения западного общества



Mine: Civilization leads to freedom, comfort and culture. However, its foundation is the private property.

Разногласия в обществах всегда были, они существуют сейчас, и они будут всегда.
Западные общества отличаются от незападных не расой своих членов, не их этничностью, религией, языком или цветом кожи.
Западные общества отличаются от незападных способами решения возникающих в обществах проблем.
Чем больше насилия, тем меньше в таком обществе "западности" или, как напоминает У.Черчилль, цивилизованности.

У.Черчилль. Цивилизация. Выдержки из речи в Университете Бристоля, 2 июля 1938 г.
Winston S. Churchill, “Civilization,” Chancellor’s Address, University of Bristol, July 2, 1938
There are few words which are used more loosely than the word “Civilization.” What does it mean? It means a society based upon the opinion of civilians. It means that violence, the rule of warriors and despotic chiefs, the conditions of camps and warfare, of riot and tyranny, give place to parliaments where laws are made, and independent courts of justice in which over long periods those laws are maintained. That is Civilization—and in its soil grow continually freedom, comfort and culture. When Civilization reigns, in any country, a wider and less harassed life is afforded to the masses of the people. The traditions of the past are cherished, and the inheritance bequeathed to us by former wise or valiant men becomes a rich estate to be enjoyed and used by all.
The central principle of Civilization is the subordination of the ruling authority to the settled customs of the people and to their will as expressed through the Constitution...
http://newjacksonianblog.blogspot.com/2011/12/winston-churchill-on-meaning-of.html

Самое главное в сегодняшнем американском внутриполитическом кризисе заключается не в том, кто по данному вопросу победит сегодня, а кто по этому же (или другому) вопросу – победит завтра. Самое главное заключается в том, что в США и в других обществах, называемых западными, действует уникальный механизм, позволяющий мирным образом выявлять, реализовать и защищать различные, в том числе совершенно непримиримые позиции, не прибегая к оружию, кровопролитию, подавлению оппонента.

Когда мы используем слова "Запад", "западный" в общественно-политическом смысле, мы не имеем в виду географическую сторону света. Также термины "Запад", "западный" не ограничиваются только Европой или Северной Америкой. К общественно-политическому "Западу" не относятся те европейские страны, какие на время оказались во власти тираний – нацистская Германия, фашистская Италия, авторитарные диктатуры Испании, Португалии, Греции.

Термины "Запад", "западный" стали выражением, олицетворением, символом величайшего изобретения человеческой цивилизации – трех волшебных палочек либерально-демократического политического режима – верховенства права, разделения властей, представительной демократии. Даже не зная всех подробностей работы этих удивительных институтов, используя слова "Запад", "западный", мы имеем в виду прежде всего именно их.
Андрей Илларионов, from http://www.kasparov.ru/material.php?id=58A1558D36B6E

Comment from Irina Pavlova https://ivpavlova.blogspot.com/2017/02/blog-post_13.html
Всё это прекрасно, однако Илларионов забыл главное, а именно почву, на которой выросли эти роскошные цветы Запада и которые так и не удалось вырастить в России, хотя такие попытки предпринимались в конце XIX – начале XX века. Почва эта – частная собственность. Слова Черчилля, которые приводит Илларионов, это тоже прекрасно. Но я бы посоветовала более специальное и фундаментальное – книгу Ричарда Пайпса «Собственность и свобода».

Последние месяцы стало ясно, что российская оппозиция - клуб свихнувшихся, полагающих что весь мир крутится вокруг интересов этой самой оппозиции. Борьба с ползучим глобальным "социалистическим" переворотом, для успеха которого завозится "ледокол" (мусульманская масса) - их занимает/не знимает исключительно в зависимости от глубины поддержки их, родимых.
3. Нестерпимое

Существуют раздражающие вопросы, к примеру, когда тебя спрашивают, что случилось, в ту самую минуту, когда ты только-только прикусил язык. «А ты что думаешь об этом?» – этот вопрос постоянно обращают ко мне в дни, когда все (за редкими исключениями) думают одно и то же о процессе Прибке1. И наступает какое-то разочарование, когда ты отвечаешь, что, разумеется, возмущен и ошарашен. Потому что, в сущности, все вопросы задаются в надежде услышать хоть слово, хоть какое-то объяснение, чтоб уменьшились возмущение и ошарашенность.

И мне почти стыдно отвечать, зарабатывать таким дешевым способом всенародный консенсус в диапазоне от Обновленной Компартии до фашистского Национального альянса. Похоже, что римский военный трибунал невероятным образом наконец объединил итальянцев. Мы все едины, все на стороне правоты.

О, если бы процесс Прибке представлял собой не более чем единичный случай, по правде говоря довольно-таки гадкий (нераскаянный злодей, трусливые члены судилища), и не вовлекал бы глубинным образом всех нас, не свидетельствовал бы о том, что и мы совсем не невинны!

Рассмотрим происшедшее в терминах действующего законодательства. Это законодательство, возможно, позволяло бы приговорить Прибке к пожизненному заключению, однако с точки зрения юриспруденции нельзя в общем сказать, что римский военный суд повел себя неожиданно. Подсудимый сознался в жутком преступлении; следовало проанализировать, имели ли место смягчающие обстоятельства, и это обязан сделать всякий суд. Так вот, то были суровые времена, Прибке был не героем, а жалким трусом, даже если бы он осознавал огромность преступления, он страшился расплаты за последствия отказа; он прикончил лишних пять человек, но всем известно, что, когда в голову ударяет кровь, человек превращается в животное; он, конечно, виноват, что говорить, но дадим ему не пожизненное заключение, а просто много лет; с точки зрения суда все аккуратно, вышел срок давности, закроем эту печальную главу. Мы ведь поступили бы так же с Раскольниковым, а он убил старуху процентщицу, и без оправданий военного времени?

Это мы, мы сами сначала выдали римскому военному суду мандат выносить решение на основании ныне действующего законодательства, а теперь выступаем с точки зрения моральных обязательств, с позиций страсти; они резонно отвечают, что работают служителями закона, а не киллерами.

Большинство возражений, в свою очередь, исходит из интерпретации того, что написано в кодексе. Прибке был обязан выполнять приказ, потому что таковы военные законы военного времени... Да, но и у наци-фашистов законы были всякие, и Прибке, если бы воспротивился несправедливому приказу, пошел бы не под военный, а под гражданский суд, потому что СС являлось добровольной организацией и составляло часть полиции... Да, но международные конвенции предусматривают право на репрессии... Да, на репрессии, но лишь при объявленной войне, а Германия вроде бы не объявляла войну Итальянскому королевству, и следовательно, немцы незаконно оккупировали Италию, и нечего им жаловаться, если партизаны, переодетые дорожными рабочими, подкладывали динамит под их военные конвои...

Нам суждено оставаться в этом заколдованном круге до тех самых пор, пока мы не заявим во весь голос, что пред лицом исключительных событий ненормально применять действующее законодательство, а следует принять ответственность и ввести новые законы и эти законы употребить.

Мы до сих пор не сделали должных выводов из эпохального события – Нюрнбергского процесса. В терминах узко понятой законности или международно принятых норм, процесс этот являлся произволом. Нас учили, что война представляет собой игру по правилам, что в ее финале побежденный король обнимается с победителем-кузеном. А вы, вместо этого, что творите? Берете побежденных и вешаете на виселице? Вот именно, отвечают те, кто организовал Нюрнберг. Мы думаем, что в этой войне происходили события, выходящие за рамки терпимого, и поэтому мы меняем правила. Однако нестерпимы эти события, победители, в вашей системе ценностей! У нас же ценности иные – что, вы их не уважаете? Нет, не уважаем, потому что победили мы, а среди ваших ценностей было превознесение силы, так вот мы и применяем силу: вешаем вас. Что же теперь будет по окончании войн? Будет, что тот, кто их развязывает, пусть знает: если он проиграет, будет повешен. Теперь он хорошоподумает, прежде чем развязывать. Но вы тоже творили жестокости! Да, но это с вашей точки зрения, а вы проиграли, а мы выиграли, и поэтому мы вешаем вас, а не наоборот. Вы принимаете на себя ответственность за такое? Мы принимаем на себя полную ответственность.

Сам я противник смертной казни, и, если бы я поймал Гитлера, я посадил бы его в тюрьму. Поэтому теперь и далее «повесить» я употребляю в символическом смысле, в смысле тяжкого и торжественного наказания. Но, если вывести за скобки виселицу, Нюрнбергский процесс безупречен. Сталкиваясь с нестерпимыми поступками, надо иметь смелость изменять правила, включая и законы. Может голландский трибунал разбирать действия кого-то из Сербии или из Боснии? Согласно старым правилам – нет, согласно новым – может.

В конце 1982 года в Париже прошла конференция по проблемам вмешательства во внутренние дела, в ней участвовали юристы, военные, добровольцы-пацифисты, философы, политики. С каким правом и по каким критериям осмотрительности можно вмешиваться в дела другой страны? Как понять, происходит ли в ней нечто нестерпимоедлямеждународногосообщества?

За вычетом простого случая – страны, где остается у власти законное правительство, и оно просит помощи против чьей-либо агрессии, – все остальные случаи представляют собой материал для тончайших дистинкций. Кто может просить о вмешательстве, кроме правительства? Группа граждан? В какой степени группа граждан может представительствовать от целой страны, в какой степени вмешательство не прикрывает благими целями ту же агрессию и империалистические притязания (поучителен пример Сагунто2)? Вмешиваться ли, когда то, что происходит в этой стране, противоречит нашим этическим принципам? Но совпадают ли наши этические принципы с их этическими принципами? Вмешиваться, если в этой стране тысячелетиями существует ритуальное людоедство, которое для нас кошмар, а для них – нормальное богослужение? Не так ли прошел по лицу земли белый человек со своим тяжеловесным просвещением и растоптал древние, хотя и не похожие на нашу, цивилизации?

Единственный для меня приемлемый ответ: вмешательство напоминает революцию. Не существует закона, согласно которому революция – это хорошо. Как раз наоборот, революции противоречат всем законам и обычаям. Различие между вмешательством и революцией, правда, в том, что решения о международных вмешательствах не принимаются срочно, на фоне пиковой ситуации или неконтролируемого народного восстания, а разрабатываются в процессе переговоров между различными правительствами и различными дипломатами. Обсуждая, они приходят к выводу, что при всем уважении к мнениям, обычаям, к принятой практике и к бытующим у других верованиям нечто представляется выходящим за пределы терпимого. Терпеть нестерпимое означает ущемлять собственную личность. Если нечто нестерпимо, то надо принять на себя ответственность и определить, в чем же состоит нестерпимость. А затем действовать и быть готовыми дать ответ в случае ошибки.

Когда же налицо нестерпимость неслыханная, значит, порог нестерпимости уже не совпадает с тем, который предусматривался прежними законами. Меняется порог – будем менять законы. Разумеется, при условии, что консенсус касательно закона о новом пороге нестерпимости достаточно широк, что он выходит за границы отдельной нации, что он в какой-то степени апробируется всем «сообществом». Расплывчатое условие, однако на такой же условности основана, скажем, наша общая вера во вращение Земли. Как бы то ни было, выбор делать надо.

Фашизм и уничтожение евреев обусловили изменение порога нестерпимости. Геноцидов история человечества видела немало, и более-менее мы как-то примирялись со всеми. Мы были слабы, мы были варвары, нам было неведомо, что делается за десять километров от нашего хутора... Но вот геноцид оформился в научную теорию, теория воплотилась в практику, к обществу обратились за поддержкой этой теории, в том числе и за поддержкой философской, и теория стала пропагандироваться в качестве образца к подражанию для всей планеты.

Спаслось от этого удара только наше моральное чувство, в то время как были затронуты и наша наука, и наша культура, и наши представления о добре и зле. Затронуты, поражены и почти что обнулены. Невозможно не реагировать на подобный вызов. А реагировать можно, лишь сделав все, чтобы не только непосредственно после преступлений, но и через пятьдесят лет, и в будущий век, и во веки веков то, о чем мы сейчас говорим, воспринималось как нестерпимое.

И применительно к подобной нестерпимости смрадной мерзостью кажется вся эта распространенная манера торговаться и подсчитывать, сколько было уничтожено – пять или шесть миллионов... как будто, будь их четыре, два или один, можно было бы полюбовно примириться. А если бы их не потравили газом, а они умерли бы от дурного содержания? А если бы они умерли просто от аллергии на татуированные номера?

Однако из подобной постановки вопроса логично проистекает вывод, что на виселицу следовало бы отправлять всех, даже тех, от чьей руки погиб всего только один человек, даже просто за неоказание помощи. Новое представление о нестерпимости распространяется не только на геноцид, но и на теоретизацию геноцида. А теоретизация охватывает очень многих и налагает ответственность даже на батраков человекоубийства. Несущественны разграничения действий и намерений, разговоры о чистосердечных заблуждениях и о человеческой ошибке. Остается только объективная ответственность. Но я же (говорят они) заталкивал людей в газовую камеру потому, что мне велели! Я на самом деле думал, будто они там купаются! Неважно, я очень сожалею, но вижу в вас образцовое проявление того, что нестерпимо, и тут не имеют силы все прежние законы со всеми их смягчающими обстоятельствами. Вас тоже мы отправим на виселицу.

Чтобы усвоить подобные правила поведения (которые распространяются и на нестерпимое будущее, вынуждающее нас день за днем решать для себя, в чем же состоит нестерпимость), общество должно быть готово к решениям, и в частности к жестким, и должно быть солидарно в принятии ответственности. Поэтому так беспокоит процесс Прибке: ощущается, что от решительности мы пока еще очень далеки. Далеки как молодые, так и старые, и далеки не одни итальянцы. Все в равной степени умыли руки: закон есть закон, так что передадим все это дело в трибунал.

Показывает ли приговор в Риме, что солидарность в определении порога нестерпимости сейчас еще более далека, чем прежде? Разумеется, нет. Она была довольно-таки далека и до суда. И это гложет и не дает покоя. Тяжко чувствовать, среди всех прочих, и самого себя в ответе за этот приговор.

Тогда нечего спрашивать, по ком это там звонит колокол.

1 Процесс 1993-1997 гг. по военным преступлениям Рудольфа Прибке.

2Город в Испании, в 228 году до н.э. заключивший военный союз с Римом против завоевавшего Пиренеи Ганнибала, что послужило причиной 2-й Пунической воины.

from http://www.a-archive.org/node/163

«Миграции, терпимость и нестерпимое» – это коллаж. Первый отрывок – начальный пассаж моего вступительного слова 23 января 1997 г. на открытии конгресса, проводившегося в Валенсии на тему «Перспективы третьего тысячелетия». Вторая часть – это переведенное и переработанное вступительное слово на Международном форуме по толерантности, проводившемся в Париже Всемирной академией культуры 26-27 марта 1997 г. Третий кусок – статья в «Репубблика» в дни опубликования приговора римского военного суда по делу Прибке.

1. Миграции третьего тысячелетия

Год 2000-й приближается. Не будем здесь дискутировать о том, когда наступит новое тысячелетие – в полночь ли 31 декабря 1999-го или в полночь 31 декабря 2000 года, как подсказывают математика и хронология. В области символов и математика, и хронология – это не более чем мнения. Число 2000 несомненно выглядит магически, трудно отрешиться от его очарования после всех романов прошлого века, где предвкушались чудесные свершения 2000 года.

С другой стороны, нас извещали, что, кстати о хронологии, все компьютеры сойдут с ума (потому что перепутаются даты) именно 1 января 2000 года, а вовсе не 1 января 2001-го. Так что, хотя наши ощущения и неуловимы и сумбурны, компьютеры-то не ошибаются, даже когда они ошибаются: и коль они ошибаются 1 января 2000 года, значит, безошибочен именно этот год.

Для кого магичен год 2000-й? Для христианской цивилизации, естественный ответ, так как именно она отмечает два тысячелетия с предполагаемого момента рождения Христа (хотя мы знаем, что Христос не родился в год 0-й нашей эры). Нельзя говорить «для западного мира», потому что христианство распространяется и на некоторые восточные страны, и в то же время к «западному миру» относится Израиль, который учитывает нашу систему летосчисления (Common Era), но по существу ведет нумерацию лет совершенно иным образом.

С другой стороны, в XVII столетии протестант Исаак де ла Пейрер обнаружил, что китайские хронологии восходят ко временам гораздо более стародавним, чем еврейская история, и выдвинул гипотезу, согласно которой первородный грех ложится только на потомство Адама, но не на иные народы, рожденные задолго до того. Де Пейрера, разумеется, объявили еретиком, но, прав ли он был или крив с теологической точки зрения, он сумел подметить то, что ныне никем не ставится под сомнение: разное для разных цивилизаций летосчисление отражает разность теогонии и историографии, и христианство – это лишь один из вариантов. (Хочу добавить, что традиционная помета «Анно Домини» не настолько уж старинна, как принято полагать, потому что даже еще в Высокое средневековье события датировали не от Рождества Христова, а от предполагаемого сотворения мира.)

Убежден, что двухтысячный год будет праздноваться и в Сингапуре, и в Пекине, поскольку европейская модель воздействует на прочие модели. Все, скорее всего, будут прославлять наступление года 2000-го, при этом большинство народов Земли тем самым воздаст дань коммерческой условности, а не искренней убежденности. Если в Китае имелась цветущая цивилизация еще до нашего нулевого года (в те же века, кстати, цвели и цивилизации Средиземноморского бассейна; а мы почему-то употребляем для эпохи Платона и Аристотеля определение «дохристианская»), – какой смысл имеет празднование третьего тысячелетия? А смысл тот, что торжествует модель, которую предлагаю называть не «христианской» (так как 2000 год будет праздноваться и атеистами), а «европейской» и которая после открытия Христофором Колумбом Америки (на что американские индейцы возразят, что не мы открыли их, а они нас) стала моделью в такой же степени американской.

Когда мы будем праздновать переход за рубеж 2000, какой год настанет у мусульман, у австралийских аборигенов, у китайцев? Мы, конечно, не обязаны задаваться этим вопросом, 2000 год наш, это европо-центристское событие, наше внутреннее дело. И все же спрошу: не говоря уж о том, что европоцентристская модель предлагается для американской реальности, хотя Америка состоит и из африканцев, и из людей Востока, и из туземных индейцев, им с Европой идентифицироваться неестественно, – сохраняем ли до сих пор право даже мы, европейцы, идентифицировать себя с европоцентристской моделью?

Несколько лет назад в Париже открыли Всемирную академию культуры для деятелей науки и искусства всех стран мира, и был составлен соответствующий устав, так называемая Хартия. Одна из преамбул этой самой Хартии, определявшей, в частности, научные и моральные задачи академии, звучала так: в будущем тысячелетии в Европе будет наблюдаться крупномасштабная «метизация культур».

Если только ход событий по какой-либо причине не повернет резко вспять (так как все возможно), мы должны приготовиться и ожидать, что в следующем тысячелетии Европа начнет напоминать Нью-Йорк или многие государства Латинской Америки. Нью-Йорк ярко опровергает собой идею melting pot. В Нью-Йорке сосуществует множество культур: пуэрториканцы и китайцы, корейцы и пакистанцы. Некоторые группы слились (итальянцы с ирландцами, евреи с поляками), другие бытуют сепаратно: живут в раздельных кварталах, говорят на различных языках и соблюдают несходные традиции. Все со всеми увязаны подчинением общим законам, и все употребляют некий стандартный обслуживающий язык общения – английский, – которым все владеют неудовлетворительно. Прошу учесть, что в Нью-Йорке, в котором так называемое «белое» население, того и гляди, окажется в меньшинстве, 42% белых – евреи, другие 52% имеют самые различные корни, а так называемых wasps, (белых-англосаксов-протестантов) среди них меньшинство (ибо поляки, итальянцы, выходцы из Латинской Америки, ирландцы и многие другие являются католиками).

В Латинской Америке, в зависимости от места, ситуации самые пестрые. Где-то испанские колоны метизовались с индейцами. Где-то, скажем в Бразилии, еще и с африканцами, и родились так называемые «креольские» языки и нации. Даже пользуясь расистскими понятиями «крови», очень нелегко различить, каковы корни мексиканца или перуанца: европейские или же туземные, не говоря уж о выходцах с Ямайки.

Так вот, Европу ожидает именно такое будущее, и ни один расист, и ни один ностальгирующий реакционер ничего тут поделать не сможет.

Для дальнейшего разговора попробуем отграничить понятие «иммиграция» от понятия «миграция».

Иммиграцией называется переезд кого-либо (или даже многих, но в числе статистически нерелевантном) из одной страны в другую (примеры: итальянцы или ирландцы иммигрировали в Америку или турки в нынешнее время – в Германию). Феномены иммиграции могут быть проконтролированы политическими средствами, ограничены, поощрены, запрограммированы или приняты как данность.

С миграциями все обстоит иначе. Бурные или мирные, они всегда как стихийные бедствия: случаются, и ничего не поделаешь. В ходе некоторых миграций представители целого народа постепенно переселяются из одного ареала в другой. И не столько значения имеет, какое их число осталось на исходной территории, сколь важно, в какой мере они переменили культуру на территории прибытия. Известны великие миграции с востока на запад, тогда народы с Кавказа повлияли и на культуру, и на биологическую наследственность западных наций. Известны миграции так называемых «варваров», которые наводнили Римскую империю и породили новые царства и новые культуры, прозванные «романо-варварскими» или «романо-германскими». Состоялась европейская миграция на американский континент, как от восточного берега вдаль и вдаль, до самой Калифорнии, так и от Карибских островов и Мексики на юг и на юг, вдоль до самой Огненной Земли. Хотя отчасти это заселение и программировалось политически, я все же именую его миграцией, потому что белые, приехавшие из Европы, не переняли обычаи и культуру местных, а основали новое общество, к которому даже местным (тем, кто остался жив) пришлось адаптироваться.

Мы знаем прерванные миграции, к примеру продвижение арабских народов на Пиренейский полуостров. Знаем формы запрограммированной, точечной, но не менее влиятельной миграции – населения Европы на восток и на юг (что привело к образованию так называемых постколониальных наций), при которой мигранты коренным образом изменили культуру автохтонных народов. До сих пор не разработана феноменология типов миграции, но понятно, что миграция и иммиграция – принципиально разные вещи. Мы имеем дело с простой иммиграцией в случаях, когда иммигранты (впущенные в страну по политическому решению) в значительной мере усваивают обычаи края, куда они попали. И перед нами миграция в тех случаях, когда мигранты (от которых невозможно оборонить границы) коренным образом преображают культуру ареала, где расселяются.

На фоне XIX столетия, видевшего толпы иммигрантов, в нашем веке сложно квалифицировать многие феномены. Легкость перемещений несказанна, и крайне трудно определить, имеем ли мы дело с иммиграцией или же с миграцией. Безусловно, наблюдается неудержимое движение с юга на север (африканцев и выходцев с Ближнего Востока — в Европу), индийцы наводнили собой Африку и острова Тихого Океана, китайцы присутствуют везде, японцы в виде своих производственных и экономических структур тоже присутствуют везде, хотя физически и не снимаются с места в массовом порядке.

Как отличить иммиграцию от миграции, если вся планета стала пространством сплошных перемещений? Думаю, что различить можно. Как уже было сказано, иммиграция поддается политическому контролированию, а миграция нет; миграция сродни явлению природы. Пока речь идет об иммиграции, можно надеяться удержать иммигрантов в гетто, дабы они не перемешивались с местными. В случае миграций гетто немыслимы и метизация, становится неуправляемой.

Феномены, которые Европа все еще пытается воспринимать как иммиграцию, в действительности представляют собой миграцию. Третий мир стучится в двери Европы и входит в них, даже когда Европа не согласна пускать. Проблема состоит не в том, чтобы решать (политики любят делать вид, будто они это решают), можно ли в Париже ходить в школу в парандже, или сколько мечетей надо построить в Риме. Проблема, что в следующем тысячелетии (я не пророк и точную дату назвать не обязываюсь) Европа превратится в многорасовый, или, если предпочитаете, в многоцветный континент. Нравится вам это или нет, но так будет. И если не нравится, все равно будет так.

Эта смычка (или стычка) культур может привести к кровавым последствиям, и я уверен, что в определенной степени эти последствия проявятся, и будут неизбежны, и будут тянуться долго. Однако расисты (по теории) должны быть вымирающей расой. Какой-то римский патриций не мог снести, что гражданами Рима становились и галлы, и сарматы, и евреи, такие, как св. Павел, и что на императорский трон стало можно претендовать даже африканцам (куда они и водрузились в конце концов). Этот патриций теперь забыт, история вытерла о него ноги. Римская цивилизация была цивилизацией метисов. Расисты скажут, что потому она и развалилась. Но на развал ушло пять сотен лет. Я сказал бы, что подобный прогноз позволяет и нам строить планы на будущее.

2. Нетерпимость

Принято считать фундаментализм и интегрализм тесно связанными понятиями и двумя наиболее явными формами нетерпимости. Я лезу в превосходные словари, такие, как «Малый Робер» и «Исторический словарь французского языка», и нахожу под определением «фундаментализм» прямую отсылку к «интегрализму». То есть нас подталкивают к выводу, что все фундаменталисты – интегралисты, и то же верно для обратного.

Будь даже это справедливо, и то не значило бы, что все нетерпимцы являются фундаменталистами и интегралистами. Хотя в настоящий момент мы и сталкиваемся с различными формами фундаментализма, хотя проявления интегрализма и присутствуют повсеместно, проблема нетерпимости куда глубже и куда опаснее.

Согласно истории терминов, фундаментализмом именуется один из принципов герменевтики, относящийся к интерпретации священного текста. Современный западный фундаментализм родился среди протестантов США в XIX веке. Главная его характеристика – решение дословно интерпретировать Писание, в особенности касательно тех представлений о космологии, которые наука того времени, казалось, ставила под сомнение. Поэтому отвергались, зачастую нетерпимо, все учения, которые могли подрывать веру в библейский текст, к примеру победоносно развивавшийся дарвинизм.

Подобная форма фундаменталистской буквализации существовала издавна, даже в пору отцов Церкви велись споры между приверженцами буквы и защитниками более мягкой герменевтики, такой, к примеру, как у св. Августина. Но в современном мире жесткий фундаментализм мог быть только протестантским, если исходить из того, что, дабы быть фундаменталистом, следует считать, что истина дается интерпретацией Библии. В католической же среде, напротив, интерпретацию гарантирует авторитет Церкви, и в этой среде, следовательно, эквивалент протестантского фундаментализма может принять в крайнем случае форму традиционализма. Не стану здесь анализировать (предоставлю специалистам) природу мусульманского и еврейского фундаментализма.

Непременно ли фундаментализм нетерпим? В плане герменевтики – непременно, но не обязательно в политическом плане. Можно вообразить фундаменталистскую секту, в которой полагается, что избранные ею имеют привилегию правильного истолкования Писания, но при этом не проводится ни под каким видом прозелитизм и прочие, не избранные, не принуждаются разделять верования секты, равно как не ведется борьба за строительство политического общества, основывающегося на этих верованиях.

Под интегрализмом же понимается политическая и религиозная позиция, при которой религиозные принципы должны в то же время определять собой модель политической жизни и основу государственных законов. Если фундаментализм и традиционализм принципиально консервативны, интегрализмы бывают и прогрессистского, и революционного направления. Известны католические интегралистские направления, не являющиеся фундаменталистскими, борющиеся за общество, целиком вдохновленное религиозными принципами, но при этом не навязывающие всем буквальную интерпретацию Писания и, вполне возможно, готовые принять теологию в духе Тейяра де Шардена.

Оттенки могут быть сколь угодно тонкими. Возьмем американский случай political correctness. Этот принцип призван насаждать толерантность и признание любой инакости, религиозной, расовой и сексуальной, и при всем том он становится новой формой фундаментализма, которая канонизирует до степени ритуала язык повседневного общения и предпочитает букву духу – можно даже дискриминировать слепых, но с неукоснительной деликатностью именуя их «слабовидящими», а в особенности можно сколько угодно дискриминировать тех, кто отклонился от обязанности соблюдать правила politically correct.

А расизм? Наци-фашистский расизм был безусловно тоталитарен, претендовал на научность, но при этом в его учении о расе не было ничего фундаменталистского. Ненаучный расизм, какова современная итальянская Лига, не имеет тех культурных корней, какие были в псевдонаучном расизме (и вообще не имеет никаких культурных корней), но тем не менее это расизм.

А нетерпимость? Сводима она к этим различиям и родственным связям между фундаментализмом, интегрализмом и расизмом? Известны нерасистские формы нетерпимости (преследование еретиков или нетерпимость диктатур к оппозиции). Нетерпимость – это нечто гораздо более глубокое, располагающееся у самого истока тех феноменов, которые я проанализировал.

Фундаментализм, интегрализм, псевдонаучный расизм суть теоретические позиции, предполагающие некую доктрину. Нетерпимость предшествует всем доктринам. В этом смысле нетерпимость имеет корни биологические, она наличествует у животных в виде раздела территории, она основана на эмоциональных реакциях, зачастую поверхностных, – мы не переносим тех, кто отличается от нас, потому что кожа у них иного оттенка, потому что говорят они на языке, которого мы не понимаем, потому что едят лягушек, собак, обезьян, свиней, чеснок, потому что у них татуировки...

Нетерпимость к иному или к неизвестному естественна у ребенка, в той же мере, в какой и инстинкт завладевать всем, что ему нравится. Ребенка приучают к терпимости шаг за шагом, так же как приучают уважать чужую собственность, приучают раньше, чем он научается контролировать собственный сфинктер. К сожалению, если управлять своим телом в конце концов обучаются все, толерантность остается вечной лакуной образования и у взрослых, потому что в повседневной жизни люди постоянно травмируются инакостью. Ученые часто изучают проблемы инакости, но мало занимаются дикарской нетерпимостью, поскольку она ускользает от всякого определения и критического подхода.

А между тем вовсе не учения об инакости порождают дикарскую нетерпимость. Наоборот, эти доктрины по сути обыгрывают бесформенную нетерпимость, существовавшую изначально. Возьмем охоту на ведьм. Она порождение не темных веков, а новых времен. Трактат Malleus Maleficarum написан незадолго до открытия Америки, он современник флорентийского гуманизма. Сочинение Demonomanie des sorciers Жана Бодена вышло из-под пера человека Возрождения, жившего после Коперника. Я не собираюсь здесь описывать, почему современный мир породил теоретические обоснования охоты на ведьм. Я хочу только сказать, что это учение могло утвердиться благодаря существовавшему в народе предубеждению против ведьм. Оно встречается и в классической древности (Гораций), и в Лонгобардском эдикте, и в Summa teologica Фомы Аквинского. Существование ведьм учитывалось в повседневной реальности, точно так же как в уголовном кодексе учитывается существование карманников. Без этих народных представлений не могла бы быть создана научная теория ведьмачества и не могла бы быть введена систематическая практика преследования ведьм.

Псевдонаучный антисемитизм рождается в ходе XIX столетия, становится тоталитарной антропологией и индустриальной практикой геноцида только в нашем веке; но он бы не мог родиться, если бы не велась из глубины столетий, с самых давних времен отцов Церкви, антииудаистская полемика и если бы не практиковался деятельный антисемитизм в простонародье во всех тех областях, где существовали гетто. Антиякобинские теории еврейского заговора в начале прошлого века не насадили антисемитизм в массах, а обыграли ту ненависть к инаким, которая уже существовала.

Самая опасная из нетерпимостей – это именно та, которая рождается в отсутствие какой бы то ни было доктрины как результат элементарных импульсов. Поэтому она не может ни критиковаться, ни сдерживаться рациональными аргументами. Теоретические посылки Mein Kampf могут быть опровергнуты залпом довольно простых аргументов, но, если идеи, которые возглашались в этом сочинении, пережили и переживут любое возражение, это потому, что они опираются на дикарскую нетерпимость, не проницаемую ни для какой критики. Мне внушает больше опасений современная итальянскаяЛига,чем«Национальный фронт» Ле Пена. За Ле Пеном стоит хотя бы «предательство клерков», в то время как за Босси не стоит ничего, кроме дикарских импульсов.

Вы видите, что делается в настоящее время в Италии: двенадцать тысяч албанцев высадились на наши берега в течение одной недели или десяти дней. Официально принятой и показательной моделью поведения по отношению к ним было «дать убежище». Большинство тех, кто хотел бы остановить этот человеческий поток, грозящий сделаться неудержимым, использует экономические и демографические доводы. Но любая теория утрачивает силу пред лицом ползучей нетерпимости, которая день за днем все крепнет и усиливается. Дикарская нетерпимость основывается на замкнутом круге категорий, который впоследствии перенимает любая расистская доктрина: если албанцы, проникшие в Италию в предшествующие годы, ударились большей частью в воровство и проституцию (что чистая правда), значит, все албанцы вообще или проститутки, или воры.

Этот замкнутый круг чудовищен, потому что он ежеминутно соблазняет каждого из нас, достаточно, чтоб у нас сперли чемодан в аэропорту какой-либо страны, чтоб мы вернулись домой в уверенности, что тамошним людям ни в чем доверять нельзя.

И еще, самая ужасная нетерпимость – нетерпимость людей бедных, именно они первыми впадают в неприятие инакости. Богачам расизм не присущ. Богачи произвели на свет, в крайнем случае, расистские теории; а бедные люди изобрели расистскую практику, гораздо более опасную.

Интеллигенты не могут бороться против дикарской нетерпимости, потому что пред лицом чистой животности без мыслей мысль оказывается безоружной. Однако, когда они начинают бороться против нетерпимости теоретической, бывает уже слишком поздно, потому что, если нетерпимость оформилась в доктрину, значит, бороться с ней опоздали, а те, кто должен был бы бороться, становятся самыми первыми жертвами.

И все же именно тут наша работа. Приучать к терпимости людей взрослых, которые стреляют друг в друга по этническим и религиозным причинам, – только терять время. Время упущено. Это значит, что с дикарской нетерпимостью надо бороться у самых ее основ, неуклонными усилиями воспитания, начиная с самого нежного детства, прежде чем она отольется в некую книгу и прежде чем она превратится в поведенческую корку, непробиваемо толстую и твердую.

Чья-то блестящая фраза: "Либералы толерантно относятся только к миру в котором все ВЫГЛЯДЯТ по-разному, но ДУМАЮТ одинаково".

выборы в Америке и последующие истерики лево-либералов очень хорошо позволили их отличать от демократов. Линия стала четкая и ясная.
Оригинал взят у [livejournal.com profile] baltvilks в Хунвейбины Америки (и Канады) - не моё, но готов подписаться под каждым словом

Вы будете удивлены, но Америка оказалась наводнена хунвейбинами...

В отличии от хунвейбинов Культурной революции в Китае, наши хунвэйбины - это молодые, образованные, хорошо зарабатывающие люди (адвокаты, айтишники, преподаватели, врачи), которые закончили хорошие университеты. Среди них люди разных национальностей, вероисповеданий, и сексуальных предпочтений. Огромное количество русскоязычных с почти идеальным английским. Многих привезли детьми, многие пожили при Совке, у многих бабушки и дедушки были репрессированы...

Но их взгляд на мир ничем не отличается от хунвейбинов китайской Культурной революции:

Во-первых, это ненависть к богатым. Они ненавидят богатых не из-за зависти (достаточно посмотреть на Голливудских хунвейбинов), а из-за чувства вины, которое им привили в их престижных университетах их левые профессоры...

Во-вторых, это нетерпимость к любому другому мнению, отличающемуся от их мнения. До хрипоты, до битья посуды и лиц, до ненависти...

В-третьих, это ненависть к Израилю и (чаще всего) своему собственному еврейству (многие из этих хунвейбинов - евреи); отсюда желание привезти сюда все исламское отребье со всего мира и требовать от Израиля отдать Иерусалим...

В-четвёртых, это постоянный нравоучительный тон в разговоре и переход на хамство при появлении другого мнения...

В-пятых, это пристрастие к социалистической идеологии и патерналистская надежда на государство...

Этот список можно продолжать ещё очень долго. И как ни грустно мне это признать - в моем окружении по ФБ , а также в личном, оказалось немало таких...

Отсюда - ненависть к Трампу... Отсюда - оголтелая, на грани помешательства, любовь к Обаме... Отсюда - полное вырождение критической мысли... Отсюда - эти заламывания рук на вручении кино-премий, отсюда - истерики в ФБ, отсюда - полная деградация своей идентичности...

Я никогда не думал, что всего каких-то 8 лет приведут мою страну к такому состоянию, но, к сожалению, мне приходится это констатировать. А что самое страшное - мои дети должны будут жить в обществе таких хунвейбинов....

http://newrezume.org/news/2016-11-26-17778?utm_source=email

У человека должен быть собственный дом – эту мысль сложно назвать оригинальной. Еще жители древних Афин пытались решить проблему с поселением неимущих — и справедливости ради стоит отметить, что с тех пор проблема так и не решена. Лишь в ХХ веке, когда Европу и мир захлестнул социализм большинство стран зафиксировало в Конституциях право каждого гражданина на жилье. Реализация этого права – отдельный разговор. Без ошибок, курьезов и откровенных просчетов здесь не обошлось.

Первыми массово строить жилье для бедных за счет государства начали в США, когда социализм увлек правящую элиту страны. Подобные программы в этой стране стартовали еще в 19 веке, но в полной мере к делу приступили только после Великой депрессии. Рузвельтовский «Новый курс» акцентировал особое внимание на возведении социального жилья. Первые несколько сотен тысяч «квадратов» социальных домов предоставили беднякам уже в 30-х годах. Арендная плата за такое жилье была символической.

Стоит отметить, что социальное жилье было весьма привлекательным. Оно представляло собой ряд одноквартирных небольших коттеджей на 3-4 комнаты, с ванной и всеми коммуникациями, и даже с задним двором и палисадником. Стоимость жилья была копеечная. Чтобы получить право на такое жилье, нужно было доказать свою полнейшую нищету. Можно только представить, как завидовали беднякам низкооплачиваемые работники – они оказались слишком БОГАТЫМИ для получения права на социальное жилье. Результат получился спорным: простой шахтер вынужден был платить серьезную сумму за аренду бедной тесной квартиры, а безработный жил в уютном коттедже (а некоторые говорят, что социализм справедлив).

Социализм придумал злой гений.

Так продолжалось еще долго: социальное жилье в США было гораздо комфортнее другой жилой недвижимости. Естественно, с годами выяснилось, что на всех бедняков коттеджей не хватит. Поэтому в начале 50-х годов, когда по миру распространялся социализм, власти США решили отказаться от строительства таунхаусов и коттеджей. Началось строительство больших жилых комплексов – целых районов с полной инфраструктурой: магазинами, больницами, школами. Основой районов стали высотные дома с недорогими квартирами – именно в них переселяли безработных и нищих из трущоб. Одним из самых известных районов стал «Прюит-Игоу», построенный в Сент-Луисе штата Миссури.

Торжественное открытие его состоялось в 1954 году. Новых жильцов ждали 33 дома на 11 этажей каждый, с разбитыми зелеными лужайками вокруг. В каждом доме были уютные и отлично оборудованные квартиры. В роли главного архитектора проекта выступил молодой перспективный специалист Ямасаки Минору. В работе он руководствовался принципами Ле Корбюзье: комфорт, функциональность, современный подход.

Минору Ямасаки архитерктор приют игоу pruitt igoe пруитт айгоу США гетто социализм Minoru Yamasaki

Первые этажи всех домов были предназначены под совместные нужды: там располагались чуланы, хранилища для велосипедов, прачечные. На каждом этаже архитектор предусмотрел широкую и длинную галерею, которая, по замыслу автора, предназначалась для комфортного общения жильцов. Ожидалось, что здесь будут проводить вечеринки, играть дети в непогоду. Все, как обещает социализм.

Накануне запуска проекта в Миссури сделали первые шаги к толерантности: было разрешено совместное проживание белых и черных. Новый комплекс должен был стать символом единения, терпимости и благоденствия всех американцев. Название района «Прюит Игоу» — посвящение чернокожему пилоту Оливеру Прюиту (герою Второй мировой) и белому члену Конгресса от штата Миссури Уильяму Игоу.

Изгнание из рая социализма

Бальзак в свое время написал: «Бедность заразна», однако эти слова были неизвестны авторам амбициозного социального проекта – либо же они отнеслись к ним слишком легкомысленно. Традиционное американское общество уже тогда было наполнено левыми идеями. Все «прогрессивные» люди смотрели на социализм, как следующий шаг эволюции человечества. Многие образованные американцы предполагали: бедный человека является жертвой беспринципного мира капитализма. Общество заново осваивало для себя простые истины: накорми того, кто голоден, приюти того, кто не имеет крыши над головой. Правильный подход, не так ли?

ХХ век стал столетием глобальных социальных преобразований, и его история показала: эти прекрасные простые истины нужно внедрять, только как следует перед этим подумав. После того, как в новые квартиры комплекса «Прюит Игоу» поселились одинокие матери, бедные старушки, студенты из нищих семей и многие другие малоимущие, выяснилось немало неприятных фактов. Оказалось, что безработные алкоголики и матери-одиночки иногда взращивают полных маргиналов, а старушки лучше уйдут жить в богадельню, чем будут делить кров с полубезумными пьющими сыночками. Студенткам не очень-то по душе был риск изнасилования прямо в лифте, а студентам не хочется терять зубы, попадая случайно в очередную драку в подъезде.

приют_игоу_США_социализм_пруитт_айгоу_pruitt_igoe_улицы_прюитт_игоу

Белые покинули свои квартиры в течение первых же лет. Почти 99% населения комплекса составили чернокожие. При этом образованные и работающие афроамериканцы тоже предпочли не оставаться в новом месте: им претило стать очередными жертвами бесконечных разборок. Две школы, находящиеся на территории жилищного комплекса, очень быстро покинули все уважающие себя учителя. Остались только те, кто способны были выдержать открыто мастурбирующих или пьяных учеников на уроках.

Превращение в ад

Оказалось, что далеко не все современные бедняки являются жертвами обстоятельств. В большинстве случаев – это маргиналы, нежелающие работать и соблюдать правила приличия, уважать права других людей. Живя рассредоточено, среди более-менее успешных людей, бедняки нехотя, но подстраиваются под окружающую действительность, соблюдают законы, иногда даже приносят определенную социальную пользу. Но оказавшись в обществе себе подобных, они полностью утратили голову. Создать огромный квартал, состоящий из маргиналов, было откровенно идиотским решением.

социализм_пруитт_айгоу_pruitt_igoe_изнутри_приют_игоу_внутри_США_прюитт_игоу

Нескольких месяцев хватило, чтобы комплекс превратился в «государство», состоящее из преступников и опущенных на дно личностей. Здесь жили «по понятиям», воспринимали работающих людей как конченных, а безбашенных преступников считали авторитетами. Социализм в действии. Через 5 лет только 15% владельцев квартир вносили минимальную плату, необходимую для поставок воды и электричества, вывоза мусора, элементарных ремонтных работ. Еще через 5 лет количество плательщиков сократилось до 2%.

Социальный рай превратился в гетто – причем, одно из самых страшных в США. Архитекторская находка – галереи – стадии местом массовых драк. В галереях буквально жили подростковые банды. Света не было: даже если коммунальщики и отваживались вкручивать лампочки, их разбивали в первые же минуты. Пока лифты еще ездили, они ставали местами групповых изнасилований – издевательства над несчастными жертвами иногда продолжались часами, и крики девушек разносились на весь дом.

гетто_приют_игоу_США_пруитт_айгоу_социализм__pruitt_igoe_улицы_прюитт_игоу

Полицейские являлись на вызовы только днем: все участки официально отказались от ночных вызовов, боясь потерять людей. Только в редких случаях на штурм одного из домов приезжал спецназ – если удавалось «накрыть» всю банду целиком. Днем жильцам с низким авторитетом в этом ужасном криминальном мире еще можно было выйти на улицу. Ночью это было равно смерти. Социализм жил на отдельно взятой площади.

Бесславный конец и тяжелые последствия

Именно в годы существования этого жилого квартала Сент-Луис вошел в тройку самых опасных городов США (и до сих пор находится в ней). В середине 60-х некогда красивый жилой район превратился в идеальное место для съемок фильмов ужаса: выбитые окна в фасадах, горы мусора (дворники уже несколько лет не обслуживали комплекс), похабные граффити повсюду, темные коридоры (в крайнем случае – тускло освещаемые фонарями, защищенными металлической сеткой). В этом районе оседало 75% наркотрафика города, поэтому совершенной обыденностью являлись скрюченные в подъездах тела: кто-то под кайфом, а кто-то давно мертв.

приют_игоу_внутри_США_pruitt_igoe_прюитт_игоу_пруитт_айгоу_социализм_это

Даже проституток не прельщал этот район – он был слишком опасным для их практики. Проституцией, по статистике, занималась каждая третья жительница комплекса, но для этого они ходили работать в респектабельные районы города. Полицейская статистика располагает еще одним интересным фактом: каждый второй житель «Прюит Игоу» был судимым. Правда социализм нам говорит, что воры и убийцы — «социально близкие элементы общества».

Район источал зловония: они только усилились после прорыва канализации в одном из домов: здание тогда было залито нечистотами от подвала до самой крыши. Создатель «Прюит Игоу» давно вычеркнул этот квартал из своего резюме, хотя когда-то считал, что проект сделает его всемирно известным. Ему сложно было признаваться, что он стал одним из создателей ада – точнее его полноправного филиала на земле. В 1970 году жилой комплекс официально признали зоной бедствия. И здесь было хуже, чем при наводнении, торнадо или пожаре. Городская администрация не признала эффективным ни одно решение о спасении района и его жителей.

pruitt_igoe_изнутри_приют_игоу_внутри_США_прюитт_игоу_пруитт_айгоу_социализм_это

Большинство коммуникаций были разрушены и продолжали рушиться, а ремонтировать их с учетом понятных особенностей никто не собирался. Власти пришли к единственному приемлемому выходу. Началось расселение жильцов: их направляли в другое социальное жилье, представляющее собой небольшие дома в благополучных районах. После выселения начался совместный рейд армии и полиции: в пустых домах отлавливали бомжей и наркоманов. После зачистки дом оцепляли и взрывали.

Два года спустя район представлял собой ряд котлованов, доверху забитых строительным мусором, над которыми в спешном порядке высеяли траву и полевые цветы. Городская власть до сих пор решает проблему с выходцами из бывшего жилого комплекса: это тысячи убийц и десятки банд. Это отморозки, с детства привыкшие жить во враждебном мире, так и не приспособившиеся к другим условиям. Социализм в действии не оправдал своих надежд.

приют игоу США гетто социализм pruitt igoe социальное жилье снос

Проблема этого и других районов заставила всех носителей левых идей задуматься о правильности своих действий. Оказывается, деньги и блага не способны улучшить существование людей, которые выкинуты на обочину жизни по разным причинам. Даже обязательное и бесплатное образование не способно решить проблему. Истребить дух трущоб может только постоянное давление носителей культурной парадигмы – но чтобы добиться эффективности в этом случае, нужно сменить несколько поколений.

http://baltvilks.livejournal.com/279170.html


Боюсь, что в обороне нашего отечества многое упущено. До сей поры мы об этом не думали, каждый был  занят  своим  делом,  однако  последние  события вселяют в нас тревогу. Я держу сапожную мастерскую на площади перед дворцом.

Едва я спозаранок открываю лавку, как вижу, что  входы  во  все  прилегающиеулицы заняты вооруженными воинами. Но это не наши солдаты, а,  должно  быть, кочевники с севера. Каким-то непостижимым образом они достигли столицы, хоть она и стоит далеко от рубежей. Так или иначе,  они  здесь;  и  сдается  мне, число их с каждым днем растет. Верные своему обычаю, они располагаются под открытым небом,  домами  же гнушаются. Единственное их занятие - оттачивать  мечи,  заострять  стрелы  и объезжать коней. Эту тихую площадь, которую мы от века содержим с  боязливым попечением, они поистине превратили в конюшню. Мы  иногда  еще  выбегаем  из своих лавок, чтобы убрать самую омерзительную грязь,  но  раз  от  разу  все реже; ведь наши труды пропадают даром,  и  мы  рискуем  попасть  под  копыта полудиких лошадей или под удары плети.
Говорить с кочевниками невозможно. Нашего языка они не знают, а  своего у них как будто и нет. Между собой они объясняются,  как  галки.  Все  время доносится к нам их галочий грай. Наш уклад, наши установления  им  столь  же непонятны, как и безразличны. Поэтому они даже знаки отказываются  понимать. Хоть челюсть себе свихни, хоть выверни руки в суставах, они тебя не поняли и ни за что не поймут. Зато они горазды гримасничать, вращать глазными белками и брызгать слюной - однако это не значит, что они хотят что-то  сказать  вам или даже испугать; это их естество. Что ни понадобится  -  берут.  И  не  то чтобы применяли насилие. Нет, мы сами отходим в сторонку и все им оставляем.
Моими запасами они тоже поживились,  отобрав,  что  получше.  Но  я  не вправе роптать, когда вижу, каково приходится хозяину мясной, что  напротив, через площадь. Едва он привозит товар, как  кочевники  рвут  его  из  рук  и дочиста пожирают. Кони их тоже  лопают  мясо:  я  часто  вижу,  как  всадник растянулся на земле рядом со своим скакуном и оба насыщаются одним и тем  же куском, каждый со своего конца. Наш мясник  так  напуган,  что  не  решается закрыть  торговлю.  И  мы  собираем  деньги,  чтобы  его  поддержать.   Если кочевников не  кормить  мясом,  одному  Богу  известно,  что  они  натворят; впрочем, одному Богу известно, что они натворят, хоть и корми их что ни день мясом.
Наконец мясник надумал избавиться хотя бы от убоя скотины. Как-то утром он привел живого быка. И закаялся вперед это делать. Добрый час  пролежал  я ничком на полу в  самом  дальнем  углу  мастерской.  Набросил  на  себя  все носильное платье, все одеяла и подушки, лишь бы не слышать рева  несчастного животного: кочевники, накинувшись со всех сторон, зубами рвали  живое  мясо. Все давно утихло, когда я отважился выйти на площадь; словно бражники вокруг винной бочки, полегли они без сил вокруг останков быка.
Должно быть, в этот же день в  дворцовом  окне  привиделась  мне  особа нашего государя; он никогда не появляется  в  парадных  покоях,  предпочитая укромные комнаты, выходящие в сад; на сей же раз он стоял у окна -  или  так мне показалось - и, понуря голову, наблюдал это гульбище перед дворцом.
Что же дальше? - спрашиваем мы себя.  Долго  ли  нам  еще  терпеть  эту тягость и муку? Дворец приманил к нам  кочевников,  но  он  не  в  силах  их прогнать. Ворота за семью запорами; караул, что раньше на разводах  проходил торжественным маршем туда и обратно, ныне прячется  за  решетчатыми  окнами. Нам, ремесленникам и торговцам, доверено спасение отечества; но такая задача нам вовсе не по плечу, да мы никогда и  не  хвалились,  что  готовы  за  нее взяться. Это чистейшее недоразумение; и мы от него гибнем.

http://izbrannoe.com/news/mysli/paradoksalnye-mysli-maksimiliana-voloshina/

Парадоксальные мысли Максимилиана Волошина

Биографы Максимилиана Волошина и исследователи его творчества отмечали, что парадоксальность его мышления проявлялась еще в гимназических сочинениях. От них учитель Волошина «иногда приходил в отчаяние и возвращал… тетрадку со словами: „Как фельетон это очень хорошо, но как гимназическое сочинение это настолько выпадает из всяких рамок, что нельзя это оценить никакой отметкой“». Став признанным писателем и поэтом, Волошин продолжал оставаться парадоксальным. Взять, к примеру, эти цитаты: они, без сомнения, парадоксальны, но вот парадокс – с ними не поспоришь!

В нормальном государстве вне закона
Находятся два класса:
Уголовный
И правящий.
Во время революций
Они меняются местами, —
В чём,
По существу, нет разницы.
***
Закон самодержавия таков:
Чем царь добрей, тем больше льется крови.
***
Правители не могут
Убить своих наследников, но каждый
Стремится исковеркать их судьбу:
В ребенке с детства зреет узурпатор,
Который должен быть
Заране укрощен.
Смысл воспитанья -
Самозащита взрослых от детей.
***

Когда хотят сделать людей добрыми и мудрыми, терпимыми и благородными, то неизбежно приходят к желанию убить их всех. Робеспьер верил в добродетель: он создал Террор. Марат верил в справедливость: он требовал двухсот тысяч голов.

***

Свобода и любовь в душе неразделимы,
Но нет любви, не налагавшей уз.
***
Закона нет — есть только принужденье.
Все преступленья создает закон.
Преступны те, которым в стаде тесно.
***
Политика есть дело грязное —
Ей надо
Людей практических,
Не брезгающих кровью,
Торговлей трупами
И скупкой нечистот...
Но избиратели доселе верят
В возможность из трех сотен негодяев
Построить честное
Правительство стране.
***

Единственное, что есть утешительного в настоящее время, это то, что всё равно спастись некуда: везде одинаково на всём земном шаре, и если у нас пока хуже всего, то за то, что будет завтра там, где пока тихо, поручиться нельзя.
Sergey Kotsarev:
Главное различие между цинизмом и лицемерием заключается, на мой взгляд, в том, что цинизм в отличии от лицемерия не часто нуждается во лжи, а лицемерие построено на лжи всегда. В этом смысле нахожу пресловутую политкорректность куда как большим злом чем нахрапистый цинизм Трампа.
Главное различие между цинизмом и лицемерием заключается, на мой взгляд, в том, что цинизм в отличии от лицемерия не часто нуждается во лжи, а лицемерие построено на лжи всегда. В этом смысле нахожу пресловутую политкорректность куда как большим злом чем нахрапистый цинизм Трампа.
(https://www.facebook.com/sergeykotsarev)
Aleksas Vodnikov:

Переход к демократии возможен лишь в небольших образованиях, население которых исповедует одну систему ценностей (страны сев Европы) Исландия - 340тыс человек. Создание гражданского общества возможно только там, где результаты выборов, референдумов и др. волеизъявлений граждан, влияют на их жизнь непосредственно. Проведение волеизъявления граждан на больших территориях с разнонаправленными группами людей не дают толчок развития , позволяют манипулировать общественным мнением демагогам -- так как не влияют на каждого человека лично. Дискредитируется принцип прямого народовластия, замедляется ра
звитие людей , создание гражданского общества. Объединение в одну страну групп людей с разными взглядами, ценностями позволяет захватывать власть демагогам и диктаторам, обвиняя в проблемах внутренних и внешних "врагов". Возможно объединение в конфедерацию ДОБРОВОЛЬНЫЙ СОЮЗ с РЕАЛЬНЫМ правом выхода (ЕС, США).

В 21 веке, с ускорением технологического развития, попытки удержать имперское централизованное строение государства, с численностью более 15млн человек, приводят к войнам с уничтожением населения. Только ячеистая структура общества объединенная на ДОБРОВОЛЬНОЙ основе может создать стабильное общество основой которого должно стать уважение священных прав личности ( подобие США). Развал ЕС стал следствием попытки создать наднациональную систему управления не зависящую от воли граждан государств входящих в ЕС. Добившиеся свободы жители ЕС понимают, что для них это кончится рабством, а потом уничтожением.
http://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-4910208,00.html

Президент Обама - пример рукотворного создания государственного деятеля из ничего. Хоть он по простоте душевной считает, что всего добился сам благодаря неотразимой харизме, уму и способностям, его всю жизнь двигали по программе "компенсирующей дискриминации". Сначала функционеры правозащиты и расовые спекулянты, потом циничные политтехнологи Демократической партии. Когда он пробовал сам, то проигрывал всем, говорил глупости и просил прощения, но мобилизованная и призванная пресса покрывала любые его ляпы.

Барак и Мишель. Фото: пресс-служба Белого дома
Барак и Мишель. Фото: пресс-служба Белого дома

Даже не самые проницательные люди заподозрили неладное, когда он без тени стеснения принял Нобелевскую премию мира, не успев еще никого помирить. Его самомнение уже тогда было непоколебимым, а американские масс-медиа голому королю правду не говорили. Они и его угловато-габаритную Мишель с 44-м размером обуви провозгласили иконой стиля - ее, надевавшую высокие каблуки, чтобы быть выше мужа, и приобнявшую королеву Англии в нарушение всех протоколов. Но ей все сходило с рук.

Потомок работорговцев и рабов, воспитанный дедом и бабкой на Гавайях, он рос без отца, в тени параноидально политизированной матери, и с юных лет был одновременно слабым и самовлюбленным, более всего любившим курортные удовольствия (уже президентом Обама побил все рекорды по количеству и продолжительности отпусков). Школа и университет ничему полезному его не научили, так что образование его столь же условно, как и религиозность. Знакомство и брак с Мишель сформировали его гораздо больше, чем церковь и Гарвард. Это она убедила Барака Обаму в его особом предназначении. Поэтому и свою номинацию, и свое избрание он видел как череду знамений в мессианском фэнтези. И если для всего мира Нобелевская премия выглядела авансом, в его глазах это было еще одно знамение, продолжение сериала.

Когда Демократическая партия в поисках наследника "первого негритянского президента" Билла Клинтона обратилась к аутентичным черным, Обама оказался первым под рукой. А дальше им двигало само провидение. Так он искренне полагал, хотя двигали его на самом деле невидимые миру мессины и аксельроды. Голоса, звучавшие в его голове, были их голосами, а он думал, что свыше...

Как следствие - мессианские проекты переустройства Америки и "лидерство сзади" во внешней политике. Кстати, и его показательное одиночество среди мировых лидеров - из того же сериала. Ни с одним из президентов и премьеров у него так и не возникло не то что доверительных - просто хороших отношений. У мессии нет друзей, только враги и последователи. Так что сейчас только самые верные обамократы провожают своего кумира слезами - остальным безразлично.

Кстати, он никуда не собирается уходить и остается в Вашингтоне, чтобы "объединить оппозицию", по его словам. Что-что, а объединять у него получалось: и за себя (в отсутствие альтернативы), и еще больше - против. Особенно за пределами США. Там наследие лжепророка проявляется особенно наглядно.

Новый мировой беспорядок

Обама начал свою внешнеполитическую деятельность с памятной речи в Каирском университете, с обращения к исламскому миру, где сегодня его ненавидят больше, чем унизившего этот мир младшего Буша. Его мессианское вмешательство в жизнь мусульманского мира привело к кратковременному торжеству салафитов, "Братьев-мусульман" и прочей суннитской нечисти - и последующей кровавой смуте на огромном пространстве от Атлантики до Индийского океана.

Барак Обама. Фото: АР
Барак Обама. Фото: АР

Африка носила его на руках, но недолго: выяснилось, что толку с него никакого, а китайцы дают куда больше денег. Латинская Америка, воодушевленная его социалистическими экспериментами на родине, очень скоро его забыла - а он ее, так как им просто нечего было предложить друг другу. Даже капитуляция перед Кубой ни к чему не привела, кроме предсмертного торжества Фиделя.

Европа тоже поначалу восторгалась элегантным афроамериканцем, выгодно смотревшимся и звучавшим на фоне ненавистного тупицы Буша. Но когда с Востока повеяло холодом и войной, выяснилось, что в Овальном кабинете пустое место. А когда из Африки и с Ближнего Востока в Европу повалили нелегалы, евроинтеллектуалы обвинили Обаму в том, что это он разворошил осиное гнездо.

Бесцеремонное обращение с Израилем (подошвы в камеру во время разговора с Биби и Мишель на шопинге во время визита четы Нетаниягу), наглое вмешательство во внутреннюю политику еврейского государства сменялось ухаживаниями с электоральными намерениями - и новыми унижениями Биби. Обама - первый американский президент, с которым официальный Иерусалим публично и безнаказанно препирался.

Он принципиально не хотел прослыть глобальным копом (все копы - расисты и насильники, насвистывал ему на ухо персональный проповедник и нацист Джеремая Райт) и демонстративно сменил дубинку на клюшку для гольфа. Под его высокомерно-равнодушным взором окончательно распоясались Путин и Чавес, Ким-третий и Эрдоган, иранские муллы и суданские людоеды.

В общем, при Обаме Америку стали ненавидеть еще сильнее, причем теперь еще и за невмешательство в чужие дела.

עריכה: אסף אושי ותום עוזיאל

Обама: восемь лет в Белом доме

Обамастат

Сложнее с экономикой. Основа рассуждений о ней - статистика, но статистическое бюро министерства торговли США, главный американский статистический орган, все последние годы уличают в мошенничестве. Публикуемые бюро данные два-три раза корректируются, и это естественно: все время поступают новости, как говорится, с мест. Так вот, при президенте Обаме все корректировки были книзу. Ненамного - скажем, на 0,1%. Получается, истинное значение ВВП было приблизительно на 0,3% ниже заявленного (при нулевом-то росте), а последнее значение выглядит лучше на фоне сниженных результатов прошлых кварталов.

Обамастат несколько раз шел на откровенный подлог. Например, с безработицей, которая снизилась до 5%. Но, согласно рецепту другого Барака, в число безработных не включают тех, кто активно не ищет работу. Если подойти с другого, объективного конца, окажется: доля работающих в экономически активном населении не была такой со времен... ментора Обамы Джимми Картера, то есть со времен кризиса.

И сами методы подсчета ВВП были изменены. Были добавлены "авторские права". Как их считать? Появилось широкое поле для произвола, занижения показателей прошлых лет для возвеличивания достижений большого черного вождя.

В прошлом году упало производство, производственные заказы падают уже два года, число банкротств растет, объем оптовой торговли снизился до уровня 2008 года, корпоративный долг удвоился. У 21% американцев сберегательных счетов нет вообще, у 62% там не более 1200 долларов. Средний класс - это люди, способные вынуть две тысячи долларов на неожиданные расходы. Получается, что доля среднего класса в США - ниже 15%?

Половина молодых людей вынуждена жить с родителями. Скорость обращения денег упала до уровня Второй мировой войны. Зато государственный долг вырос вдвое, почти до 20 триллионов.

Две Америки

Однако худшее, что сотворил Обама, - он окончательно разделил Америку. 10 июля прошлого года в "Нью-Йорк таймс" появилось интервью с судьей Верховного суда США Рут Бейдер-Голдберг. Одна из "бессмертных" толкователей Конституции, избранная 96 голосами сенаторов (ни одному из ее коллег не удавалось получить больше), заявила: "Не могу представить эту страну с Трампом... Для порядочных людей настало время переехать в Новую Зеландию".

Член Верховного суда не приемлет возможное волеизъявление суверенного народа - этого достаточно, чтобы отцы-основатели перевернулись в гробу. В 2000 году Гор Видал уехал в Неаполь, протестуя против победы Буша. Минувшей осенью в Америке видали горы таких.

Обама - это толпы, требующие раскулачивать богатых в стране, где богатство всегда было своеобразным знаком почета. Обама - это назначения на важнейшие государственные посты тех, кто никоим образом для этого не подходил, зато относился к очередному меньшинству. Впрочем, его назначенцы из WASP (Керри, Гайтнер) были настолько бестолковы, что чуть не угробили страну.

Обама - это буйные негритянские организации, нападающие на полицейских и натравливающие население на полицию. Обама - это граждане самой свободной страны мира, выбравшие Трампа, но по-прежнему боящиеся в этом признаться. Обама - это два миллиона подписавших петицию с требованием обязательного изменения результатов выборов и угрожавших насилием на тот случай, если выборщики не подчинятся. Впрочем, это, похоже, испугало даже самого Обаму. Когда конгресс утверждал результаты выборов и несколько представителей Демократической партии предложили аннулировать их, председательствовавший вице-президент Байден рявкнул: дело закрыто.

Высокомерие Обамы породило к жизни "Чайную партию". Он был первым президентом, который бойкотировал критиковавшее его СМИ (Fox News), и демонстративно игнорировал неприятные вопросы. Он не опускался до споров с политическими оппонентами и никого ни в чем не убеждал. В том числе и по такой революционной для США реформе, как Обамакер. Во-первых, потому, что не имел навыков идейно-политической борьбы (его противников и конкурентов в прежние времена устраняли расовые демагоги, партийные функционеры и прогрессивная пресса). Во-вторых, всю черную работу за президента-белоручку делали полезные идиоты из центральных СМИ. Это они два года шельмовали восставших провинциалов-"чаевников", пока те не обессилили в борьбе с ветряными мельницами.

Обама даже евреев Америки ухитрился перессорить. Они и прежде не особо дружно жили, а при Обаме раскол был оформлен официально. Точкой раскола стал, разумеется, Израиль. Политтехнологи Демократической партии вырастили и выпустили в свет угодливого гомункулуса - JStreet. Этот опрятный двойник Антисионистского комитета советской общественности придумали в пику произральскому лобби ЭЙПАК для беспощадной борьбы с Нетаниягу и, разумеется, во имя мира во всем мире. Сходки JStreet любят посещать израильские ультралевые и функционеры из Рамаллы.

Толкование снов

Занятый самим собой и своей исторической миссией, он не замечал, что жена превратилась в конченую расистку, что крестивший дочерей пастор - нацист, что оба госсекретаря - воинствующие тупицы. Хотя, возможно, он просто был не состоянии это понять.

Свои выступления он зачитывал по телесуфлеру, авторучку держал так, как обычно держат люди, не писавшие ничего, кроме автографов. В Гарварде, где он стал первым чернокожим редактором студенческого журнала, до сих пор ищут какие-нибудь его статьи или заметки. Несмотря на это, 44-й президент США стал первым, опубликовавшим полноценный текст в научном журнале, даже два (JAMA, Science), посвященные двум его любимым проектам - реформе здравоохранения и борьбе с углекислотой. Интересно, хватило ли у него терпения дочитать их до конца...

В конце концов высокомерие и вялость Обамы породили монстра - в иных условиях, при меньшем антагонизме в обществе у Дональда Трампа не было бы ни одного шанса.

На своей последней встрече с журналистской обслугой Белого дома президент и вице-президент дали волю чувствам. Джо Байден разразился рыданиями, крупная голливудская слеза поползла по щеке Барака Обамы. Им было очень жалко Америку, упавшую в объятия грядущего хама, а еще больше - себя, таких честных и прогрессивных.

Сегодня Америка пробудится ото сна, чтобы тут же погрузиться в новый. А мы посмотрим, какой из них - сон разума...
Поддерживать Тайвань и Израиль - как форпосты свободного мира - это правильно, и это как раз сдерживающий фактор против исламской и китайской экспансии. А вот отказ от мессианской идеологической роли США - тоже правильно. Не надо навязывать никому свой образ жизни. Но можно просто поддерживать тех, кто его разделяет. СССР рухнул совершенно правильно, эта глупая идея коммунизма всему миру навязывалась в ущерб благосостоянию собственного населения. Тихоокеанское партнёрство - ну, возродится в каком-то новом качестве. Беженцев и иммигрантов нельзя принимать бесконтрольно и массово, отдельных, выборочно - да, а такие массы - нет. А если Трамп ограничит истеричных и крикливых активистов типа феминисток, с торонников глобального потепления (на его идее тоже наживаются неслабо), мировой финансовой мафии, тех, ко продает айфоны и мобильную связь с 10-кратной прибылью, а также журналюг, которые по всему миру обнаглели и манипулируют информацией- тоже хорошо. Новые технологии всё равно никто не остановит, и полезные из них будут внедрены. Энергия станет дешевле, коммуникации тоже. Технический прогресс никакие трампы, аятоллы и прочие путины не остановят. Глобализация тоже будет развиваться, но корректировка некоторых её уродливых форм - это необходимо. И когда свобода или политкорректность превращаются в их противоположность (примеров этого полно - к девушке на работе не подходи, к детям не подходи и даже не кричи на них, зоопарки закрыть, клиентов проституток наказывать, порнографию не издавать, писать вмсто мама и папа родитель 1 и 2, иммигрантов не обижай, коренные работающие платят за лодырей и приезжих, в Европе уже регулируют время работы ларьков и магазинов, не дают покупать-продавать, и регулируют размер помидоров, всё заботятся об отдыхе и рабочем времени - вот сколько безобразий, да и многое другое) - вот против такого мира, таких тенденций голосуют за трампов, ле пен, берлускони и т.д. против становящейся почти совковой Европы и несостоявшейся хилларевской Америки. Как раз нео-совок - это меркели,оланды и хиллари, а не Трамп.
Тут периодичски всплывают вопросы голосования в США. Я живу в Нью Йорке и хочу пояснить детали, поскольку для иностранцев многое непонятно. Bо-первых, для получения возможности голосовать, надо слегка шевельнуться - зарегистрироваться, послав по почте или интернету заполненную форму. В большинстве штатов, включая Нью Йорк, никто не спрашивает на избирательных участках удостоверения личности. Говоришь фамилию, даже адрес знать необязательно, надо только знать номер избирательного участка. Так что запросто можно прийти и проголосовать несколько раз на разных участках, если знаешь имя и адрес там проживающего. Ну а нелегалы могут легко зарегистрироваться для голосования, поскольку при регистрации никто не спрашивает удостоверения гражданства. Просто в форме ставишь галочку - мол. я гражданин, после чего получаешь возможность голосовать.
https://rufabula.com/articles/2017/01/27/january-fracture

Всё описано правильно. Я бы добавил пару важных деталей:

(1) в 1987 на основе, скорее всего, решения январского (1987г.) Пленума ЦК КПСС, на предприятиях стали, в противовес дирекции, вводить СТК - Советы Трудового Коллектива. Они были довольно влиятельны. Кроме этого, были введены выборы директора. Помню широко освещавшуюся  кампанию по выборы директора рижского автозавода РAФ. Вде эти активности сильно способствовали расшевеливанию "трудовых масс" и "широких слоёв передового советского народа".

(2) в январе 1988 в перестроечном литературном журнале "Знамя" появилась пьеса Шатрова "Дальше, дальше, дальше...", восхваляющая Ленина как антипода Сталина. А уже в мае-июне 1988 в антиперестроечном литературном журнале "Наш Современник" появились материалы, ставящие под сомнение Ленина, и мой старший брат сообщил мне это по телефону с изумлением и ощущением что рушатся "основы". Вообще тогда битва шла между литературными журналами, на перестроечной стороне "Знамя", "Октябрь", "Дружба народов". Внесте с ними важнейшую роль в перестройке, десталинизации, открытии новых имён и событий прошлого, сыграл общественно-политический журнал "Огонёк". A на другой, антиперестроечной стороне, oтдающей к тому же душком национализма/антисемитизма - "Наш Современник" и, если не ошибаюсь, респектабельная, фрондирующая в 1970-х, наша когда-то любимая "Литературная газета".
++++++++++++++++++++++++++++

Перестройка реально стартовала 30 лет назад

Пленумы ЦК Компартии Советского Союза были обычно скучными мероприятиями. Но некоторые из них вошли в мировую историю. Например, Февральско-мартовский 1937 года, давший старт Большому террору. Или Июльский 1953-го, назначивший Лаврентия Берию врагом народа и агентом мирового империализма. Конечно, Октябрьский 1964-го, разгрузивший Никиту Хрущёва от руководящий ноши и открывший эпоху застоя. С Апрельского 1985-го принято отсчитывать горбачёвскую перестройку. Но это — ошибка. То было лишь тупое «ускорение». Перестройка началась на Январском пленуме 1987 года. Сегодня её 30-летний юбилей.

Кулаковский андроповец

Семьдесят четыре года Россией правила РКП(б)-ВКП(б)-КПСС. Механизм принятия решений сложился ещё при Ленине и до Горбачёва существенно не изменился. Формально высшим органом партийной власти считался съезд. «В перерывах» между этими сабантуями руководил Центральный комитет. Но тоже во многом формально. Реально рулило Политбюро ЦК во главе с генсеком. Потом штамповавшее решения через пленумы и съезды. Совет министров принимал на исполнение. Прочие Советы, от сельского до Верховного, болванисто кивали. Всё просто и внутри себя логично.

И всё же именно Пленумы ЦК занимали в системе особое место. Установки правящей группировки («генеральная линия партии») озвучивались именно здесь. Резолюции пленумов по факту были важнее, чем декларации съездов. Временами они обозначали исторические повороты. Как 27–28 января 1987 года.

Отмотаем плёнку ровно на три десятилетия. И оглянемся ещё немного назад. В марте 1985-го умирает генеральный секретарь Константин Черненко (утверждённый после смерти Юрия Андропова «ностальгическим переворотом брежневских стариков»). Естественно, созывается Пленум ЦК КПСС. Надо снова определяться с главой класса номенклатуры. Черненко — третий по счёту геронтократ, усопший за три года. Уже появилась хохма: «Какая там в Америке демократия? По четыре года сидят, а то и по восемь. То ли дело у нас — каждый год меняются!» Но мудрая партия решила перехитрить великий народ.

11 марта 1985 года ЦК утвердил в генсеки не 70-летнего Виктора Гришина, не 67-летнего Владимира Щербицкого, даже не 62-летнего Григория Романова, а 54-летнего Михаила Горбачёва. Новый владыка полумира происходил из «аграрной группировки» партийных секретарей. Свою школу жизни он прошёл в Ставропольском крае — сельскохозяйственном, торговом и курортном. С соответствующими социально-экономическими приоритетами.

В брежневские времена «аграрники» замыкались на влиятельного члена Политбюро Фёдора Кулакова, одного из советских кингмейкеров. С ними конкурировали группировка «военно-промышленная», к которой принадлежали, в частности, ленинградец Григорий Романов и свердловец Борис Ельцин. Этих консолидировал из Политбюро военный министр Дмитрий Устинов. Кулаковцы считались более коррумпированными, но менее идеологизированными и более отзывчивыми к жизни. Типа, живи и давай жить другим. Устиновцы же воспринимались как сталинистские роботы — «глухо как в танке».

Михаил Горбачёв выбивался из этой схемы. Будучи кулаковским аграрником, он отличался чудовищной идеологической упёртостью. Не только в годы сталинистской юности. Потом — тоже. У него это называлось «советоваться с Лениным». К примеру, когда 1 сентября 1983-го советский военный самолёт сбил южнокорейский пассажирский лайнер, именно Горбачёв вёл себя в Политбюро агрессивнее всех. Просто гордился сделанным.

Объяснялась такая странность довольно просто. Михаил Сергеевич был выдвиженцем не только Фёдора Кулакова, но и Юрия Андропова. Эта фигура символически консолидировала различные номенклатурные страты. Причём на идейно выдержанной основе. Соображает по-курортному, а мыслит как в ВПК. Чуть что — сурово брови насупит. Да ещё андроповского призыва товарищ. Такой не подведёт.

Молот Рейгана

Прошло полтора месяца, и 23 апреля 1985-го Михаил Сергеевич озвучивает новый курс: «ускорение социально-экономического развития». Ни о какой «перестройке», тем паче «гласности» близко не было речи. Если бы на Апрельском пленуме (1985) прозвучали тезисы горбачёвского доклада на будущем пленуме Январском (1987), карательная психиатрия занялась бы автором не отходя от трибуны. Установки сводились к двум пунктам: наведение порядка и усиление ВПК.

Дело в том, что двумя годами ранее Рональд Рейган объявил о запуске Стратегической оборонной инициативы (СОИ, знаменитые «Звёздные войны»). Имелась в виду противоракетная оборона с элементами космического базирования. Планировалось поражать из космоса наземные и морские цели противника. И при этом наглухо закрыть Америку и весь Запад от советского ядерного удара.

К тому времени Рейган уже основательно надавал по ушам международному отделу ЦК КПСС. «Разрядка» 1970-х вспоминалась как позор. По всему миру велось антикоммунистическое контрнаступление. Новые военные программы, политическая консолидация НАТО, активная помощь антисоветским повстанцам, диссидентам и подпольщикам всех континентов, остановка коммунистов в Сальвадоре и жёсткое давление контрас на сандинистов в Никарагуа, сброс марксистского режима на Гренаде, солидарность с польской «Солидарностью» — всё это в совокупности кардинально изменило общемировой расклад. Неоконсервативная рейгановская революция резко усилила Запад в глобальном противостоянии. А тут ещё призрак кардинального сдвига в ракетно-ядерной сфере...

Проблема была архисерьёзной. КПСС же умела решать проблемы только «повышением бдительности», «ударными темпами», «всесоюзными стройками» и «энтузиазмом масс». Под присмотром гэбистских нукеров. Благо, сам Горбачёв был выдвиженцем главного чекиста страны.

Так и возник «курс на ускорение». Под ускорением понимались «интенсификация хозяйства» через колоссальные вливания в машиностроение и «повсеместное повышение организованности и дисциплины». Дисциплина — ключевое слово. Всем стоять по струнке — таков главный принцип первого этапа «перестройки». И пошли по евразийским просторам истребления огородных теплиц («борьба с нетрудовыми доходами») да безалкогольные свадьбы (создавшие массу сюжетов профессиональным клоунам). Стала, кстати, подыматься новая советская мафия, молодая да ранняя — многие ОПГ лихих девяностых начинали с ночного портвейна времён антиалкогольного указа. В общем, наш ответ Рейгану...

Забрежневевших партийно-административных бонз стали интенсивно менять. «Что-то с нашей страной становится. Консерваторов моют в „Новости“. Видный лоб летит с третьей скоростью. Интенсификация совести!» — поэтически восхищался Андрей Вознесенский. Эта «интенсификация» веером освобождала номенклатурные вакансии для преданных горбачёвцев. Новые боссы из вторых секретарей, зампредов, замминистров много говорили о «человеческом факторе». Благодаря которому «ускоряться» можно будет с наименьшими затратами. Чтобы людям работалось веселее. Над этим неустанно работал лично Генеральный секретарь ЦК КПСС. Михаил Сергеевич колесил по стране. Общался с людьми. Поначалу это действительно нравилось. После трёх умирающих на ходу генсеков манеры Горбачёва казались чем-то фантастическим. Подобно диджею, он собирал вокруг себя площадки и зажигал речами. Это так вдохновляло, что в речи даже не вслушивались. Один перл, правда, многим запомнился: «Михаил Сергеевич, за спиртным теперь столько в очередях стоять приходится! — Так не стойте, зачем мучиться?».

Однако разговоры разговорами... Между тем, не случайно ведь Михаил Горбачёв очень приглянулся Вячеславу Молотову. Доживавший последние дни сталинский нарком (по которому, исходя из стандартов Нюрнбергского трибунала, плакала виселица), почтительно заикался в беседе с Феликсом Чуевым: «Вы-выдвинулся человек. Вчера говорил по телевидению. По-моему, довольно хорошо...». Противопоставляя ставропольского комбайнёра «великому кукурузнику», Молотов пытался давать советы: «У нас государство молодое. Не обойтись без личности. Конечно, не как Хрущёв — без царя в голове. Без личности не обойтись. Но надо быть очень осторожным. Особенно сейчас». Вот последние две фразы Михаил Сергеевич вряд ли услышал.

Приказал генсек приказал бросить пить — значит, народ должен взять под козырёк и вылить в раковину содержимое своих бутылок. Иначе как с таким народом коммунизм строить? Молотов, кстати, и этот момент не обошёл вниманием: «А насчёт алкоголизма — это дело мы слишком запустили, поправлять его очень трудно, а необходимо... Крестьянская страна, правый уклон преобладает. Социализм многим не нравится...» Что ж, раз народу не нравится социализм — пусть хавает вырубленные виноградники.

Катастрофа догм

Публицист Максим Соколов, ещё не превратившийся в то бородатое нечто, которое известно нам сегодня, писал в апреле 1996 года:

Ускорение представляло собой возвращение к политике Андропова. Бывший председатель КГБ попытался трансформировать загнивающий брежневский социализм в мускулистый и подтянутый национал-социализм. Жёсткая антизападная риторика, нагнетание военного психоза, усиленное развитие тяжелого машиностроения, антиалкогольная кампания, борьба с нетрудовыми доходами, выразившаяся в массовом погроме индивидуального мелкотоварного производства. Пропагандистские мероприятия типа встречи генсека Горбачева с ветеранами стахановского движения. Горбачёв изо всей мочи вдавливал в пол кабины педаль акселератора. Пока не взорвался 4-й блок ЧАЭС.
Не было непосредственной причинно-следственной связи между взятым партией курсом на ускорение и процессами, пошедшими в 4-м блоке, но была уловлена обществом глубинная метафизическая связь, выразившаяся в частушке: „Ускоренья важен фактор, но не выдержал реактор“. Для советской верхушки чернобыльские известия были подобны окрику, который пробуждает бесстрашно шествующего по крыше лунатика. Открытие истинного положения дел вселяет в душу очень сильный страх.
В тогдашнем советском руководстве были разные люди — частью хорошие, больше плохие, но сталиноподобных существ, способных бестрепетно ускоряться, там не оказалось. Андропософия была решительно сдана в архив.

В целом сказано верно. Но чересчур спрямлённо. Да, Чернобыльская авария просветила, что «человеческий фактор» не помогает. Заставила засуетиться. Искать виновных. Из околопартийных газет исчезло выражение «все мы в одной лодке». По телевизору зазвучали такие фразы: «Бюрократы сопротивляются, потому что экономические методы управления выбивают из-под них стул». В ноябре был принят закон «Об индивидуальной трудовой деятельности», сливший куда подальше все анафемы «нетрудовым доходам». Через месяц в Москву триумфально вернулся Андрей Дмитриевич Сахаров.

Дошло до того, что в сентябре 1986-го на совещании преподавателей общественных наук Горбачёв заговорил о недопустимости догматизма и потребовал диалектического подхода к развитию. В общем, под предстоящие изыскания подводилась конкретная база.

Но слова словами, а дела были... разными. В дни Чернобыля, несмотря на эвакуацию целого города, руководство партии готовилось к Первомаю. Интересы простых людей, говорите? Да ну, бросьте, тут Международный день солидарности трудящихся, какие такие люди?

Чернобыльская катастрофа, безусловно, испугала партийную верхушку. Но проняла не сразу. Поначалу «ускорение» продолжалось. Агитпроп, как и прежде, ездил гражданам по ушам в режиме 7/24. Если бы вы летом 1986-го остановили типичного жителя СССР и задали вопрос: «Сколько ещё времени просуществует КПСС?», то он бы без запинки ответил: «Как минимум лет двадцать, а может, и сто». И это было бы вполне искренне. Люди в массе своей реально верили в незыблемость советского миропорядка. Для двадцати-, сорока- и даже шестидесятилетних вся их жизнь так или иначе связывалась с господством Компартии. Для семидесятилетних — практически вся сознательная жизнь. И только редкие аксакалы могли вспомнить, каково это — жить не под игом коммунистической диктатуры.

Впрочем, были исключения. Например, для жителей Молдавии, Западной Украины и Западной Белоруссии «пороговым» возрастом оказывались 45–50 лет. Разумеется, в первую очередь это касалось республик Прибалтики, которые полвека назад не просто не имели над собой коммунистическую партию, но и жили в национальных независимых государствах. Возможно, именно поэтому они наиболее критично воспринимали любую советскую пропаганду. По логике вещей, старый нарыв должен был лопнуть именно в Прибалтике.

Однако вспыхнуло там, где, казалось, должно было случиться в последнюю очередь. В республике, которую союзный центр считал ядерным отстойником и полем для экспериментов ВПК. В единственной из союзных республик, где «титульная» нация составляла меньшинство населения. Именно там произошёл первый социальный взрыв перестроечного Совсоюза. Принудивший к новому мышлению возомнившую о себе партийную верхушку.

Огонь из-под земли

Это была Казахская ССР. Правил республикой глава местной Компартии Динмухамед Кунаев. Вполне себе брежневский кадр, из первых лиц застоя. К слову, и сам Брежнев был некогда главой казахстанских коммунистов. Так что брежневский порядок держался в этой республике достаточно твёрдо.

И вдруг Кунаев «освобождается от должности». Вместо него назначается Геннадий Колбин из Ульяновского обкома. Мало что русский, так ещё и никогда никем не работавший в Казахстане. Что двигало Горбачёвым при этом решении? Вряд ли он намеревался оскорбить казахский национальный дух. Скорее просто ломал брежневские кланы. Национальную же проблематику он тогда ни во что не ставил. Посоветовался с Лениным в очередной раз, вспомнил про «новую историческую общность советский народ» — и вперёд. Не был ещё научен.

Наплевательство из союзного центра не понравилось казахским студентам. 16 декабря они вышли на площадь Брежнева в Алма-Ате и потребовали отменить назначение Колбина. Для властей, конечно, произошло экстремальное ЧП. Несанкционированная антиправительственная демонстрация! Хотя ещё в 1979-м волнения в северном Казахстане сорвали план создания немецкой автономии. Семь лет спустя люди надеялись на аналогичный вариант: «Постоим на площади, и власти снова исполнят наше требование».

Демонстрантов заклеймили «казахскими националистами». Однако от них не проявлялось этношовинизма. Они требовали назначить первым секретарём ЦК КП Казахстана местного уроженца, известного землякам. Существовал даже конкретный список кандидатов, в котором можно было увидеть не только казахские, но и русские имена.

Но не тут-то было! С упорством, достойным дятла, горбачёвское руководство вцепилось в Колбина как в фетиш. В Алма-Ате сразу исчезла телефонная связь. Из Сибири подъехал спецназ. Под Алма-Атой сгруппировалось 50-тысячное армейское соединение. Полиция (в смысле, «милиция») взяла демонстрантов в кольцо. Но протестующих становилось всё больше. На помощь студентам пошли молодые казахские рабочие. Лозунги становились откровенно крамольными, против «великодержавного безумия».

Дабы не пролить собственную кровь, МВД решило использовать «титушек»-дружинников. Начались столкновения. Переброшенных военных блокировали прямо в аэропорту. Загорелись бензовозы. 17 декабря волнения охватили всю Алма-Ату и через день перекинулись в Караганду.

Бунтарь Кайрат

Когда власти не прислушиваются к голосу народа, на сцену вместо добродушных интеллигентов выходят жёсткие парни из аулов. Такие, как 20-летний Кайрат Рыскулбеков.

Родился Кайрат в Джамбульской области, был шестым в сельской семье. Учился в школе-интернате. Эти заведения были известной кузницей советского криминала, но Кайрат в определённом смысле отличался от сверстников. Хорошо учился, увлекался поэзией. Занимался спортом, стал тренированным боксёром. Военную службу проходил в ВДВ — туда, как известно, не всякого направляли. Из армии вернулся сержантом. Наконец, он был активным комсомольцем. Кстати, многие видные антисоветчики — в молодости убеждённые коммунисты. Не исключено, что, вступая в бой с советской «милицией», Кайрат искренне верил в идеалы Великого Октября. Особенно в право наций на самоопределение.

В 1986-м ему удалось поступить в институт. Помимо официозно-общественной работы, связанной с комсомолом, Кайрат участвовал в вольных студенческих посиделках. Там играли на домбре, слушали написанные им стихи. Таков он был, Кайрат Рыскулбеков. Один из подлинных инициаторов Январского пленума.

Когда начались волнения, Кайрат не сразу прочухал, что да как. На митинге он оказался лишь 18 декабря. Причём привело его туда просто любопытство. Но поболтал с людьми и понял — стоят за правое дело.

Дальше началась жёсткая фаза столкновений. «Милиция» была вооружена огнестрелом. В руках у митингующих были обычные палки. Этими-то палками они, судя по всему, убили дружинника Савицкого. Сержант милиции Алмабеков оказался серьёзно ранен. Как вспоминал позднее Рыскулбеков, рывок в жесть случился после того, как милиционеры начали избивать молоденьких казахских девушек. Джигиты смотреть на это не пожелали.

В конце концов, митинг разогнали. Точное количество погибших неизвестно по сей день. Но их наличие было признано даже официально. Кого-то распределили по психушкам, кого-то сбросили с крыш, некоторых просто вывезли за город на мороз. Алма-Ата — город тёплый, но зимой без зимней одежды там не очень комфортно. В январе арестовали Рыскулбекова.

Расправа продолжалась и после подавления. В руках правоохранителей оказались более 8 тысяч человек. Более 5 тысяч подверглись прокурорским допросам. Без малого тысяча оказались в КГБ. Сотни уволены и отчислены. 99 человек были привлечены к суду.

Кайрата Рыскулбекова судили с мая по июнь 1987-го. Его обвинили в убийстве Савицкого, избиении Алмабекова и приговорили к смертной казни. Кто-то должен был сурово ответить за пережитый номенклатурщиками страх. Однако через год расстрел заменили 20-летним сроком. Дожить до обретения Казахстаном независимости Рыскулбекову не довелось — 21 мая 1988-го он «повесился» в тюрьме Семипалатинска.

Эта гибель до сих пор окружена тайной. В современном же Казахстане Кайрат Рыскулбеков является национальным героем. Как и все, кто вышли тогда на площадь. Где был возведён обелиск: «Здесь произошло первое народное выступление против командно-административной системы».

Суть декабрьских событий 1986-го в Алма-Ате понималась долго и с трудом. «Антиперестроечные беспорядки, устроенные кунаевцами» — так писалось даже в самиздатовских журналах ленинградских демократов. На поверхностный взгляд напоминало мартовские волнения 1956-го в Тбилиси. В первом случае — в защиту Сталина, против Оттепели, во втором — в защиту брежневца Кунаева против Перестройки. Кстати, в первые годы независимости Динмухамед Кунаев выступал неофициальным, но авторитетным консильери президента Нурсултана Назарбаева. Который, кстати, в декабре 1986-го был предсовмина КазССР, но на этом не принято акцентировать внимание. (Что до Колбина, то с ним казахстанцы без печали расстались в июне 1989-го. Горбачёв передвинул его на бессмысленный Комитет народного контроля. Ельцин в конце 1990-го этот комитет распустил, и Колбин исчез из политики. Не окажись он — фактически для себя случайно — в декабрьской Алма-Ате-1986, едва ли история вспомнила бы о нём.)

Сейчас-то понятно, что и грузины 1956-го, и казахи 1986-го по факту выступали против удушающего диктата Компартии. Как ни парадоксально, но борьба за свободу часто обретает обманчивые формы. Кстати, среди лозунгов Алматинского Декабря был и такой: «Не быть 37-му!» Люди знали, что им надо.

Ветер января

Катастрофа в Чернобыле и бунт в Алма-Ате ошарашили Кремль. Правящие коммунисты реально испугались. Теперь их по-настоящему проняло! А что будет, если такой же финт с «рокировкой по-колбински» провернуть в Грузии? Там ведь ещё не состарилось поколение, участвовавшее в волнениях 1956 года. А если в Душанбе? Басмаческие традиции тоже никуда не делись. А во Львове, глядишь, люди вспомнят об оуновских схронах. А там и до России недалеко, с её богатейшими традициями. Горбачёв был уже взрослым, когда в начале 1960-х то тут, то там работяги с бродяжнёй громили ментовку с криками «Давить советскую власть!»

Нет, так прямо боялись даже подумать. Не то что артикулировать. Но к концу 1986-го уже понимали: так дело не пойдёт. Всё оказалось несколько сложнее, чем представляли на Апрельском пленуме. Нужно найти что-то, устраивающее всех. Партии дать безграничную политическую власть. Народу — видимость свобод. Тут архинеобходим консенсус.

С такими намерениями Михаил Сергеевич открывает Январский пленум ЦК КПСС 1987 года. Его установочный доклад называется «О перестройке и кадровой политике партии». Вот когда вошло в советскую жизнь понятие «Перестройка». Вынужденно и принуждённо. От чернобыльского бедствия и алматинского побоища. Как шанс на спасение.

В те времена, если кто помнит, слово генсека значило куда больше, чем даже теперь путинское. Возражать было госпреступлением, комментировать тоже не полагалось. Только повторять, восхвалять и прославлять. Что бы он ни сказал.

А сказал он: «Расширение гласности, критики и самокритики во всех сферах жизни общества». (Формулировка «критика и самокритика» отдавала маоизмом, что забавным образом совпало с улучшением отношений СССР с КНР.) Оказывается, необходимы «правдивость в оценке явлений и событий, непримиримость к недостаткам, желание улучшать дело». Отдельно отмечалось, что штатные аппараты исполкомов вроде как пренебрегают народными избранниками, и посему следует подумать о совершенствовании порядка выборов в Советы.

Вроде бы, что с того? Будто подобного от предыдущих не слышали. Ленин и Сталин, бывало, говорили куда покруче.

Но тут был ключевой момент: «Произошла неправомерная абсолютизация институтов, законов и отношений, сложившихся полвека назад». Вот что есть корень всех отдельных недостатков — следование порядкам, происходящим из 1930-х годов! Уточнений не делалось, но они и не требовались. Партийный диктат, террор «органов», централизация промышленности, коллективизация деревни, идеологическая цензура — всё это враз объявлялось враждебными явлениями. Тут уж и комментариев не требовалось. После одной этой фразы пленум ЦК КПСС можно было закрывать вместе с ЦК и КПСС. «За работу, товарищи!» (Н. С. Хрущёв).

Полемизировать участники пленума ещё не умели. Поступь истории просто не слышали (её наверняка не понимал и сам основной докладчик). В ходе этого мероприятия выявились противоречия между консерваторами-сталинистами и реформаторами. Среди первых можно выделить первого секретаря Краснодарского крайкома Ивана Полозкова и «мистера Нет» Андрея Громыко. Между прочим, Горбачёв стал генсеком именно с подачи Андрея Андреевича, многолетнего министра иностранных дел СССР. На момент Январского пленума Громыко является председателем Президиума Верховного Совета СССР, то есть формальным главой государства. Что касается Полозкова, то его звёздный час наступил в начале 1990-х, когда он возглавил Компартию РСФСР, став бета-версией Геннадия Зюганова.

Как и положено прото-Зюганову, Иван Кузьмич выступал в защиту духовных скреп, которые в те времена назывались «утверждением идеалов». Краснодарский партсек предлагал разобраться в ситуации, намекая на чекистов. К слову, аутентичный сталинист Молотов до алматинских событий, а уж тем более до Январского пленума, не дожил. Было бы интересно увидеть его реакцию на политические изменения в стране. Наверное, прожжённый сталинец обвинил бы во всём агентов ЦРУ и МИ-5.

Партийным консерваторам имиджево противостояли академик-американист Георгий Арбатов, мэтр-актёр Михаил Ульянов и, конечно, Борис Ельцин, возглавивший парторганизацию Москвы. Ельцин, к слову, предлагал винить во всех бедах Политбюро 1970-х. Горбачёв, как всегда, занял позицию компромисса: ответственны все руководящие органы партии и государства. Но — безымянные.

Сталинисты ещё не понимали опасности происходящего. Реформаторы не очень понимали, чего сами хотят. Народа, в конечном счёте, боялись и те, и другие. Первые опасались повторения алматинских событий. Вторым казалось, будто низы безмерно верят вождям и не особо ждут перемен. Поэтому решения Пленума оказались достаточно половинчатыми. Но это если смотреть с высоты сегодняшнего дня. А тогда они выглядели как прорыв, сравнимый разве что с XX съездом.

В интеллигентской среде появился анекдот: «Алло, читал сегодня „Правду“? — Нет, а что там? — О, это не по телефону!» Члены «подпольных» молодёжных групп сели на колпак: «Ё-моё, проспали революцию!» Американские корреспонденты, маститые советологи глубокомысленно рассуждали: «К этому, конечно, шло. Но мы полагали, что такой доклад будет произнесён не сейчас на Январском пленуме, а только на XXVIII съезде КПСС». Напомним, что съезды собирались раз в пять лет, то есть начало гласности иностранные специалисты планировали на 1991 год, в реальной истории ставший последним в истории КПСС-СССР.

Газмановская песня «Свежий ветер» прогремела в 1991-м. Но строки «Я сегодня не такой как вчера. Я голодный, но весёлый и злой. Мне-то нечего сегодня терять, потеряет нынче кто-то другой» — однозначное порождение последних чисел января 1987-го.

Принуждение к перестройке

Партийные решения приходилось исполнять. Гласность — значит, гласность. Осмелевшая пресса затребовала перестройки. Чиновники глухо рычали, визгливо огрызались, но — не могли запретить. И не могли понять, почему не могут запретить. А ведь так просто: алматинский опыт научил — лучше дать мужику возможность выругаться, чем ждать, когда он «выскажется» с помощью палки.

Был принят новый закон «О госпредприятии (объединении)». Права дирекций действительно расширились. А когда через год добавился закон «О кооперации» явочное возникновение частного сектора стало вопросом короткого времени.

Стало можно ругать проворовавшегося директора. Тем более, что поводы нарастали лавиной, благодаря тем самым законам. Можно — и исполкомовца. А вот КПСС... Если да, то не будет ли подобная критика противоречить 6-й статье Конституции, согласно которой компартия являлась «руководящей и направляющей силой советского общества»? А может, критика должна направляться самими коммунистами? Но пока верховные мудрецы ломали голову над этой коллизией, выражение «партийная сволочь» прочно вошло в обиход стихийно возникших гайд-парков.

Правда, только в столицах и нескольких крупных городах. В провинции чиновный держиморда ввёл свой слоган: «Москва нам не указ!» Даже статьи «Огонька» и «Московских новостей» приходилось порой перепечатывать на машинке и тайно распространять. (В Праге 1987-го чешские спекулянты покупали-перепродавали «Правду», наживаясь на этом втройне.) Впрочем, пацаны попроще смотрели на всё реалистично. «Ушу лучше учите», — говорил самарский (тогда — куйбышевский) неформал ленинградским гостям, пропагандировавшим решения Январского пленума.

У свободы имеется одна интересная особенность. Если она есть, её уже ничем не закроешь. Сказал «а» — говори «б». Если ты на Пленуме заявил о необходимости свободы слова, то дальше уже нет смысла в каких-то дополнительных процедурах. Летом Горбачёв произнёс новые исторические слова: «Пусть у нас будет такой социалистический плюрализм». Это было — всё. Именно поэтому 1987-й стал переломным годом. И — самым светлым в советской истории.

Ещё издавались книги о «детских и юных годах Ильича». Партия ещё боролась за повышение надоев. Кажется, даже больше чем в предыдущие годы. Но уже надвигался вал антисталинских книг. Не самиздатовских, а официально изданных. Конечно, наезды на Компартию ещё не допускались. Но критиковать «перегибы прошлого» — почему нет? Это ведь правдивая оценка явлений и событий? Вполне. Авторы непримиримы к недостаткам? Само собой. Желают улучшать дело построения коммунизма? Очень даже. Так что молодцы, пусть пишут. В конце концов, это всё было, но прошло. Партия давно преодолела культ личности Сталина, а теперь разгребает последние остатки мусора, оставленного «отцом народов».

А как быть с его наследниками? Ни-ни! Хотя... смотря какими. Волюнтариста Хрущёва и застойного Брежнева — пожалуй, можно. Но не Михаила же Сергеевича! Уж он-то точно подлинный ленинец. И Ленина тоже не замать! В общем, цензоры делались наивнее читателей. Первые карикатуру на Горбачёва и Ленина пошли по рукам уже в 1988-м.

Уже этого оказалось достаточно, чтобы слово «перестройка» стало писаться без кавычек и с большой буквы. Начав второй этап Перестройки, Январский пленум не только разбил этот процесс на этапы. Он сделал возможным разговор о Перестройке как об общественно-политическом явлении мирового масштаба, а не очередной партийно-коммунистической кампании. Таким образом, данное мероприятие пополнило список «исторических» пленумов.

Открытие гласности произвело эффект волны, сломавшей дамбу партийного самоуправства и давшей людям надежду на изменение своей жизни к лучшему. Партия уже ничего не могла сделать с этой волной. Чтобы представить себе воздух 1987-го, надо было его вдохнуть. Ельцин, раскритикованный на Октябрьском пленуме, в мгновение ока сделался народным героем. А через три с половиной года — первым демократически избранным президентом России. В конечном счёте, волна уничтожила саму Компартию СС и государство, Компартией управляемое.

Знали бы об этом члены ЦК, собравшиеся на Январский пленум!.. И что? Ну, знали бы. Всё равно у них не было выхода. Демократизация не была даром партии. Её вырывало сопротивление среды — от диссидентского до хулиганского. Ведь не столько секретари, сколько алматинские бунтовщики определили решения Январского пленума и дальнейший ход Перестройки. Не Михаил Горбачёв уже определял жизнь, а Кайрат Рыскулбеков. Хотя ни тот, ни другой ни за что бы этому тогда не поверили.

История демонстрирует: попытки диктаторов «оседлать демократию» практически всегда сокрушительно проваливаются. Положение тут безвыходно. Можно идти путём Чаушеску или Каддафи — до самой трубы. Можно избрать путь Пиночета или Ярузельского — на пользу себе и стране. А можно успеть соскочить — как Янукович или буквально на днях президент Гамбии Яйя Джамме. Что будет всего позорнее.

Горбачёву, как и Джамме, ещё повезло. Оба вышли сухими из воды.

DD:
США - единственная цивилизованная страна, на территории которой при осуществлении права на голосование многие штаты запретили спрашивать идентификационный документ. То есть"гусарам верят". Угадайте с трёх раз какая из двух партий доминирует в этих voting districts
я осведомлён, что ID не требуется в огромном количестве voting districts. Сам этот факт делает систему фактически непроверяемой. Поднимать этот вопрос сейчас политически опасно, потому что отсутствия идентификационных документов – в основном касается inner city гетто, и сразу прослывешь расистом. Я не думаю, что голосовало такое количество нелегальных мигрантов, но например Вирджинии у нас кандидат вице-президенты от демократической партии освободил многих из тюрьмы а также разрешил голосование в тюрьмах для определенного контингента осуждённых. В результате, в нашем штате оценивается что проголосовало около 300к либо осуждённых либо те которые были только что освобождены. Как они голосовали понятно, если голосовали сами - Опять таки проверить невозможно. На самом деле меня ужасно раздражает разговоры Трампа про количество голосов (Это тоже самое что в шахматы поставить мат, а потом спорить что у тебя на доске было больше фигур), или про толпу на инаугурации (Во-первых бунтовать и ходить на митинги это чисто левацкая привычка, да и те кто голосовал за трампа должны были работать в рабочий день).

Честно говоря, я шокирован уровнем инфантильности этой группы. Хотя скорее, как и по стране, республиканцы тут есть, но более молчаливые. Это я тут виртуальную глотку раздираю, крестовый поход устроил - c одной целью, чтобы выяснить чем собственно по делам (а не по длине ладони для озабоченных и неудовлетворённых женщин) Трамп "не устраивает". Пока ищу (тщетно) взрослых ответов. На самом деле у РТ и либералов оказалось больше ответов вменяемых (я с ними не согласен, но ответы были вменяемые хотя бы иногда). Вот уважаемый Ватников считает искренне, что наступил фашизм. Верю, что искренне. Но это только чувства и ничего более. Если фашизмом считать приведение законов страны в действие - я за этот "фашизм" а не либеральную анархию и комсомольское поддакивание ботаника президента, давшего ход и Пу и экстремизму. А для тех кто "а вот стену строят, а мексиканцы не платят, ха-ха" - рекомендую серию книг про Амелию Беделию.

Cпорить - это когда аргументы, а не эмоции. А 1984 и animal farm я ещё в 1987 году прочитал. Просто эти книги должны научить отличать горлопанство от действий.
++++++++

- Судя по разговорам тут, в основном здешний народ голосовал против Трампа или вообще никак. Такая злоба на Трампа, я просто удивляюсь, Она совершенно не прагматична. Похоже, люди хотели Касича или Рубио, а когда Трамп прокатил их любимца на праймериз, то злоба на Трампа затаилась такая, что даже сейчас на могут отойти и начать поддерживать вроде как своего. Даже много демократов уже успокаиваются (кроме бешеных тёток-вагин есть и нормальные). А тут не могут, постят гадости, а когда ужасаешься этому, хамят. А Вы, Дмитрий, похожи на медведя, на которого в лесу напали шавки, он их откидывает, а они снова набрасываются. Так что это не совсем указанная Вами инфантильность, а что-то другое. Мне стало даже интересно, у меня на эту тему проснулся исследовательский интерес. Например, удивляют хихиканья по поводу стены, Неужели кто-то думал что Мексика будет платить за стену в простейшем прямом понимании этого? Миллионы реднеков не имели на эту тему иллюзий, а вроде как высокообразованные члены этой группы спускаются на детский уровень. Может, и не удастся построить стену, но если так произойдёт, то это достойно сожаления, а не хихиканья. Мне вот хотелось бы спросить: "А вы за стену или против стены?", "А вы за трубопровод или против?", "А вы за национальное согласие или против?" Одной из моих гипотез причин этой анти-трамповской злобы является зацикленность на украинской проблеме, неспособность более широкого и ответственного взгляда на глобальную безопасность.
++++++

Timur Ig: Меня тоже занимает этот вопрос и есть, разумеется, своя версия. Согласитесь, что он изрядно постарался, чтобы не нравиться народу. Его реакция на наезды прессы, переход на личности в дискуссиях, поведение на дебатах и т.д. Миллиардер, ходок, playboy. Честно признаюсь - меня он тоже раздражает. Но фокус в том, что это все не очень релевантно. Вон Обама был душкой - и оратор замечательный, и благих намерений преисполнен, к тому же крепкий семьянин ну и т.д. И что, легче нам от всего этого? Если выбирать по формальным параметрам, то Гитлера предпочли бы Черчилю (попался мне как-то такой материал где-то в сети). Посмотрим, каков он в деле. Ляпать не подумав и провоцировать истерику у него получается хорошо.

http://a.kras.cc/2015/07/blog-post_140.html

На декабрь 2015 года намечена международная встреча лидеров стран мира, на которой должны быть согласованы меры по борьбе с изменение климата. Это словосочетание “борьба с изменением климата” сегодня широко используют сторонники доминирующего и глобального влияния деятельности человека на разогрев планеты, т.е. на повышение её температуры.
По мнению глобалистов, широкое использование в промышленном производстве и в быту ископаемых видов топлива (угля, нефти, природного газа, нефтяных и газовых сланцев) ведёт к росту содержания в атмосфере Земли одного из её парниковых газов – углекислого газа (УГ). Парниковые газы блокируют тепловое излучение Земли в космос и поэтому околоземная температура планеты повышается.
В качестве доказательства правоты своих взглядов глобалисты указывают на рост в последние десятилетия средней температуры Земли, сопровождаемый ростом содержания УГ в её атмосфере, на усиление таяния ледяного покрова Северного и Южного полюсов и на повышение уровня океанов и морей в результате разогрева Земли.
Итак, температура Земли растёт, потому что, по мнению глобалистов, увеличивается концентрация антропогенного УГ в атмосфере. Космические и тектонические силы, постоянно действующие на нашу планету, глобалисты игнорируют.
Рассмотрим, что происходило с температурой Земли за последние десятки лет. Глобалисты и многие климатологи пользуются понятием “средняя температура Земли”. Для её определения привлекаются данные метеорологических станций на суше, морских буёв и морских судов. Они охватывают менее 20% поверхности Земли. Поэтому измеренную температуру экстраполируют на остальную площадь планеты.
Поскольку существует большой разброс температур, определённый даже в одном месте, то для выявления тенденции изменения температуры применяют статистические корреляционные методы. Чтобы обнаружить чёткую тенденцию изменения температуры поверхности Земли, нужно иметь данные не менее чем за 30 лет. В противном случае полученные выводы статистически ненадёжны.
Поверхность Земли прогревается и охлаждается неравномерно. Где-то становится холоднее, где-то жарче, где-то зимы стали более холодными и продолжительными, а в других местах – лето более жарким. Поэтому утверждать о том, что средняя температура Земли повысилась за последние, например, 10 лет следует с осторожностью и оговорками. С таким же успехом можно следить за изменением средней температуры больных в госпитале.
Температурные датчики на кораблях располагаются на корабельном корпусе под ватерлинией. Температура корпуса корабля, находящегося в пути несколько часов, имеет более высокую температуру, чем окружающая корабль вода.
Абсолютное большинство метеостанций находятся в районах крупных населённых пунктов, а нередко в их центрах. Температура в городе на 1-3 градуса отличается от температуры в сельской местности. Это тоже искажает картину изменения температуры поверхности Земли.
В последние десятилетия в измерении околоземной температуры активно участвуют спутники Земли. Спутниковые измерения температур лишены недостатков наземных измерений.
С конца прошлого века средняя температура поверхности Земли, как и околоземная температура не росла. Это противоречило прогнозам, полученным на компьютерных моделях глобалистов, и поставило их в тупик. Вскоре они заговорили о том, что этот перерыв в росте температуры временный.
Несколько последних лет молчала по поводу изменений температуры Земли National Oceanic and Atmospheric Administration (NOAA). Наконец она нарушила своё молчание, и 28 мая выпустила отчёт, в котором утверждается, что перерыва в росте температуры Земли нет. Этот вывод базируется на скорректированных температурных измерениях, проведённых на 1,600 метеорологических наземных станций, морских буёв и кораблей. Показания морских буёв были скорректированы таким образом, чтобы они приближались к температурам, измеренным морскими судами.
NOAA не учитывала также и показания трёх тысяч буёв, установленных по международной программе ARGO, научной организации, независимой от NOAA. Данные ARGO не указывают на увеличение температуры океанов и морей.
Темпы роста температур, сообщённые NOAA, оказались существенно ниже темпов, предсказанных компьютерными моделями глобалистов.
Температуры, измеряемые на метеостанциях в дневное и ночное время, заметно отличаются друг от друга. Поэтому наблюдается значительный разброс измеренных температур. Этим и воспользовались сотрудники NOAA. Они выкинули или сгладили низкие значения температур и оставили без корректировки почти все верхние их значения.
9 июня в блоге Watts Up With This была размещена статья Вернера Брозека (Werner Brozek). Автор собрал и проанализировал данные измерений температуры на поверхности Земли, океанах и верхних слоях атмосферы. Брозек показал, что повышение температуры, полученное по скорректированным данным NOAA, не является статистически значимыми.
Климатолог Боб Тисдейл (Bob Tisdale) и метеоролог Энтони Уотс (Anthony Watts), ознакомившись с отчётом NOAA, написали в Watts Up With This: “Эта история повторяется снова и снова. Корректировке подвергаются измерения, говорящие об охлаждении (падении температуры – Г.Г.). Эта корректировка делается таким образом, чтобы увеличить крутизну роста температур”. Боб Тисдейл обратился 11 июня к директору NOAA с открытым письмом, в котором подверг критике методику корректировки температур и просил объяснить, почему NOAA использовала эту методику.
Вывод NOAA противоречит данным спутниковых измерений температур. Они однозначно показывают, что с 1999 г. глобального потепления Земли не происходит.
В 2014 г. NACA выпустило годовой отчёт, в котором утверждается, что температура Земли начала повышаться. Журналисты, специализирующиеся по проблемам климата Земли, Стивен Годдард (Steven Goddard), Кристофер Букер (Christopher Booker) и Стив Дуки (Steve Doocy) проанализировали этот отчёт. Они обвинили NACA в том, что сотрудники агентства манипулировали значениями измеренных температур, корректируя те из них, которые показывали уменьшение температуры. Статьи этих журналистов были опубликованы в июне 2014 г. в Daily Telegraph.
Таким образом, NOAA и NACA были открыто обвинены в мошенничестве.
Глобалисты утверждают, что рост температуры Земли ведёт к росту числа жарких дней в течение года. В статьях Годдарда, Букера и Дуки приводятся данные, показывающие, что в Северном полушарии с 1990 г. число дней с температурой не менее 100 градусов Фаренгейта постоянно падает. Если в 1939 г. и 1940 г. на долю таких дней приходилось 34% и 41%, соответственно, то в 1950 г. их было 25,2%, в 1980 г. – 23%, в 2010 г. – 17%. В промежутке между этими годами на жаркие дни приходилось 11%-12%.
Филип Ллойд (Philip Lloyd), профессор Энергетического института в Cape Peninsula University of Technology изучает строение материкового льда Антарктиды. Профессор Ллойд обнаружил, что стандартное отклонение температуры (индикатор изменчивости в описательной статистике, в данном случае изменчивости температуры) за 8 тыс. лет составило 0.98 градусов Цельсия. По данным МГЭИК ООН, примерно с 1800 г. это отклонение равно 0.85 градусов. Сотрудники МГЭИК утверждают, что вклад человеческой деятельности в величину стандартного отклонения составляет около 50%. Таким образом, даже под влиянием человеческой деятельности изменчивость температуры Земли после 1800 года была практически такой же, как в далёком прошлом. Это означает, что влияние человека на изменение температуры Земли не является решающим.
Одним из излюбленных примеров глобалистов, доказывающих, что наша планета разогревается, является рост числа экстремальных штормов, обрушивающихся на территорию США. В 20 веке на восточном побережье США регистрировалось за десятилетие от 15 до 23 ураганов. Эксперты National Hurricane Center сообщили, что последний катастрофический ураган на восточном побережье страны зафиксирован в 2005 г. Отсутствие таких ураганов климатологи называют “засухой ураганов”. Второй год подряд число всех видов ураганов в водах Атлантики ниже средней величины. Но глобалисты не сдаются. В этом спаде числа ураганов они обвиняют использование человеком ископаемого топлива.
Другим доказательством потепления климата Земли глобалисты считают интенсивное таяние льдов Северного и Южного полюсов и уменьшение площади ледяного покрова Гренландии.
Спутниковые наблюдения, проводимые с 1979 г., показывают, что до 2005 г. общая площадь ледяного покрова Арктики практически не менялась. Затем в течение четырёх лет площадь полярного льда уменьшалась. К 2010 г. это уменьшение составило около 10%. Это дало повод глобалистам кричать о надвигающейся катастрофе: затопление прибрежных городов, исчезновение белых медведей и т.д. Альберт Гор обещал нам, что к 2014 г. льды Арктики полностью растают. Однако с конца 2012 г. площадь ледяного покрова начала расти. В мае 2015 г. площадь полярных льдов Арктики была выше, чем в 1979 г.
Наблюдается рост площади морского льда вокруг Антарктиды. В результате возникли проблемы с доставкой людей и грузов на научные станции, находящиеся на этом континенте.
Очень ненадёжным партнёром глобалистов оказалась Гренландия. Глобалисты надеялись на массовое таяние ледникового покрова острова. По их оценкам, это должно было привести к подъёму уровня вод океанов на десятки сантиметров. Однако Гренландия игнорирует прогнозы глобалистов.
Danish Meteorological Institute опубликовал отчёт, в котором сообщается, что площадь ледяного покрова острова растёт, а за один 2014 г. она увеличилась больше, чем за последние четыре года. Темп роста ледяного покрова зимой 2015 г. был самым высоким с 1990 г. В недалёком прошлом за летние месяцы оттаивало около 30% территории острова. В 2014 г. – только 5%. Это самый низкий показатель с 1949 г.
Но глобалисты продолжают утверждать об уменьшении ледяного покрова острова. Они ссылаются на рост числа плавающих льдов у берегов Гренландии. Эти льды были принесены к южным берегам острова ветром из других районов, а не появились в результате таяния Гренландии. Но глобалисты делают вид, что не знают этого и продолжают настаивать на гипотезе потепления климата Земли, в том числе и в районе острова. Стив Годдард пишет: “Расскажите о глобальном потеплении жителям Нуука (столицы Гренландии – Г.Г.), который ещё в мае находился в снегу после очень холодной зимы”.
Во времена викингов климат Гренландии, как и Европы, был значительно теплее сегодняшнего. Воды, омывающие южное побережье острова, были круглый год свободны ото льда. В Европе лето было длительным и жарким. На юге Англии рос виноград. Европейцы собирали богатые урожаи.
Во время малого ледникового периода, длившегося примерно с 1300 г. по 1850 г., температура Северного полушария упала на 1.1 градуса Цельсия. Гренландия покрылась льдом. Массовые неурожаи, голод и смерть стали частыми гостями Европы.
Малый ледниковый период был вызван увеличением вулканической активности Земли, усилением активности холодного течения Эль-Нино и падением солнечной активности. Надеюсь, что никто не будет утверждать, что заметное потепление, а затем и похолодание климата в Европе и Гренландии проходило под влиянием человеческой деятельности.
Глобалисты пугают нас тем, что в результате разогрева Земли повышается уровень вод океанов и морей. Действительно, с ростом температуры плотность воды после четырёх градусов Цельсия падает и вода расширяется. Однако это очень упрощённое объяснение подъёма уровня океанских и морских вод.
Уровень воды морей и океанов колеблется непрерывно под влиянием сил, которые условно объединяются в три группы: космические и приливообразные силы, проявляемые под воздействием атмосферных процессов и солнечной радиации, силы, связанные с тектоническим движением земной коры, сейсмической и геотермической активностью Земли. Проявление этих сил не зависит от человека и действуют они на изменение уровня океана и морей в разных направлениях.
Водная поверхность Земли нагревается и охлаждается в разных её местах не равномерно. На изменение объёма воды сильное влияние оказывает её солёность, которая в разных местах океана тоже различна.
Таким образом, изменение температуры Земли далеко не единственная причина изменения уровня океана и морей.
За последние почти 20 лет Земля не нагревалась, а её ледниковые шапки так и не растаяли. Поэтому утверждение глобалистов о том что, рост уровня океана у восточного побережья Флориды вызван разогревом планеты и таянием ледниковых шапок – их очередное мошенничество.
Глобалисты не проявляют никакого интереса к выявлению истинных причин повышения уровня океана в этом районе. А тем временем уровень океана растёт и угрожает прибрежным населённым пунктам, местам отдыха и т.д. Из-за отсутствия достаточных финансовых средств местные власти не могут эффективно защитить морское побережье штата. Обычно в таких ситуациях к решению проблем подключается федеральное правительство. И что же предлагает делать администрация Обамы? Ужесточить нормы выброса в атмосферу углерода с угольных электростанций. Ну, а пока уровень океана у берегов Флориды продолжает расти.
Борьба с ростом концентрации УГ в атмосфере Земли – козырная карта глобалистов.
УГ – один из парниковых газов планеты. Глобалисты считают, что изменение содержания антропогенного УГ оказывает доминирующее влияние на изменение температуры Земли.
В атмосфере нашей планеты содержится 393 ррm или 0.039% УГ. Из них только 3% приходится на долю антропогенного УГ. Даже если убрать из атмосферы весь антропогенный УГ, то это практически не повлияет на изменение его концентрации. Поэтому неудивительно, что при всех стараниях глобалистов не удалось обнаружить надёжной корреляции между изменением температуры Земли и изменением концентрации УГ в атмосфере, и тем более изменением концентрации антропогенного УГ. Так, за последние 18 лет содержание УГ в атмосфере увеличилось на 10%, а средняя температура планеты практически не изменилась.
Расчеты с использованием компьютерных моделей глобалистов показывают, что если бы в 2010 г. в США полностью прекратились выбросы антропогенного УГ, то температура Земли к концу нынешнего века изменилась бы на 0.002 градусов Цельсия. Таким образом, влияние изменения антропогенного УГ на изменение климата микроскопическое.
Глобалисты преднамеренно скрывают эти факты. Они умалчивают также, что главным парниковым газом в земной атмосфере является водяной пар. На его долю приходится 69% роста температуры Земли.
УГ – это жизненно необходимый газ. Снижение его уровня в атмосфере тормозит жизнедеятельность зелёных растений.
Опасным для жизни является моноокись углерода (угарный газ). Это токсичный газ. Он образуется в результате неполного сгорания ископаемого топлива, извержений вулканов и лесных пожаров. Ежегодные длительные лестные пожары в Калифорнии выбрасывают в атмосферу больше моноокиси углерода, чем бензиновые двигатели и угольные станции. Ни правительство штата Калифорния, ни федеральное правительство практически ничего не делают для ликвидации причин пожаров. Глобалисты обходят стороной эту жизненно важную для здоровья американцев проблему.
Борцы с изменением климата умалчивают о том, что второй значимой причиной роста содержания в атмосфере антропогенного УГ является вырубка лесов. Но эта проблема глобалистов не интересует. Они сосредоточились сегодня на борьбе за ужесточение норм выбросов УГ с угольных электростанций и метана с нефтяных и газовых месторождений.
В результате активной пропаганды левых СМИ сегодня в борьбу с изменением климата включились все, кому не лень, видя в ней прекрасный шанс улучшить свою политическую карьеру, повысить своё благосостояние или на худой конец продемонстрировать свои прогрессивные взгляды.
Борьба с изменением климата принимает нередко уродливые формы. Например, ООН запустила программу, показывающую, что каждый человек может сделать, чтобы снизить своё влияние на климат Земли. Авторы программы убеждают нас в том что, мы должны резко уменьшить в своём рационе питания мясные продукты и, в первую очередь, говядину. Поэтому все те, кто хочет спасти планету от катастрофического повышения её температуры, должны прекратить кушать гамбургеры. Вот как ведь всё просто и эффективно!
Чип Нэппенберг (Chip Knappenberg) из CATO Institute рассчитал, что если бы все американцы прекратили, начиная с 2015 г., употреблять мясо, то к концу столетия температура Земли снизилась на две тысячных градуса Фаренгейт.
Борьба с изменением климата перешла в раздел первоочередных проблем администрации Белого дома. 7 апреля Обама заявил, что его администрация “привержена борьбе с воздействием изменения климата на здоровье и охрану будущих поколений”. Президент так же, как в своё время советские руководители, призывает к борьбе за светлое будущее, пренебрегая решением реальных проблем сегодняшнего дня.
Обама постоянно говорит о том, что глобальное потепление угрожает национальной безопасности страны. Боевики исламского государства свирепствуют в Сирии и Ираке и открыто заявляют, что планируют перенести войну на территорию США, Россия продолжает агрессию на Украине и угрожает Европе и в первую очередь странам Прибалтики, Иран успешно реализует свою программу ядерного вооружения, направленную не только против его ближневосточных соседей, но и против США. А наш президент объявляет, что “изменение климата является самой серьёзной угрозой национальной безопасности США”. Кстати, как такое заявление согласуется с тем, что ЦРУ закрыло свой научно-исследовательский проект по изменению климата?
Все эти заявления Обамы являются прикрытием его политики удушения американских угольных электростанций с помощью волюнтаристских драконовских норм на выбросы УГ и финансирования экономически и технологически неоправданных зелёных технологий.
Марк Перри (Mark Perry), профессор Мичиганского университета, сказал, что в 2013 г. около 87% потребляемой в США энергии было получено от использования ископаемых видов топлива. Сегодня возобновляемые источники энергии занимают слишком много места и производят слишком мало электричества. Зелёные технологии не могут существовать на экономическом рынке без больших правительственных субсидий, обогащающих друзей и соратников Обамы. Разрушить энергетическую промышленность, использующую ископаемые виды топлива, легко. А что дальше?
Глобалисты и лично Обама предлагают как альтернативу бензиновым автомобилям электромобили, использующие электрические батареи.
Глобалисты не учитывают расход энергии на производство железа, лития и редкоземельных элементов, используемых в электрических батареях. В процессе их производства в атмосферу выбрасывается гексафтор серы, парниковый эффект которого в 20 тыс. раз сильнее, чем парниковый эффект УГ. При массовом производстве электромобилей с электрическими батареями эти побочные эффекты станут серьёзной проблемой.
Во время моей далёкой институтской молодости нас учили не абсолютизировать результаты экспериментов. Эксперимент и наблюдаемое явление далеко не всегда являются доказательством теоретических моделей, предназначенных для их описания. Например, каждый может провести следующий несложный опыт.
На широкую и длинную доску выпускают, скажем, десять тараканов и начинают легко постукивать по доске карандашом. Тараканы разбегаются. Затем у тараканов отрывают их лапки, помещают на ту же доску и опять начинают постукивать тем же карандашом. Тараканы остаются на месте. Таким образом, эксперимент подтверждает гипотезу о расположении органов слуха тараканов в их лапках. Действительно, при отсутствии лапок таракан не слышит распространение по доске звука, образованного от постукивания карандашом. Не так ли?
Конечно, это абсурд. Но в рамках такого же абсурда глобалисты объясняют повышением концентрации УГ и ростом температуры Земли жару и холод, засуху и наводнение, штормы и штиль, рост уровня океана и морей и даже рост проституции.
Глобалисты допускают ещё одну ошибку, которая называется “подтверждение следствием”. Суть этой ошибки в следующем. Если теоретическая модель “А” верна, то должно наблюдаться явление “В”. Поэтому будем искать явление “В”. Но явление “В” может наблюдаться и по совершенно иным причинам, о которых мы даже не подозреваем.
В науке существует аксиома, гласящая о том, что вероятность гипотезы доказать невозможно. Можно лишь доказать, что она не верна.
Сегодня мы имеем дело с катехизисом климатического катаклизма – религиозного фанатизма, объединяющего многих учёных и политиков. Все они свято верят в то, что человеческая деятельность оказывает существенное влияние на рост температуры Земли и изменение её климата. Эту веру активно поддерживают левые СМИ, многие университеты и коммерческие компании, строящие свой бизнес на возобновляемых источниках энергии. В группе новых верующих находятся также и некоторые христианские деятели. На днях к ним присоединился папа Римский Франциск.
Представители этой новой религии никогда не согласятся с тем, что солнечные и ветровые станции убивают тысячи птиц и летучих мышей. Они никогда не признают, что на изменение климата Земли доминирующее влияние оказывают изменение солнечной активности, космические и земные тектонические силы. Они никогда не признают, что без угля, природного газа и нефти нам в обозримом будущем не обойтись.
Политика климатических экстремистов ведёт к резкому удорожанию используемой энергии. От такой политики страдают в первую очередь бедные слои населения во всех странах мира. Эта политика преследует единственную цель – усиление государственного контроля за источниками энергии, а, следовательно, и контроля за благосостоянием людей.
В Европе реализация этой политики привела к появлению нового вида бедности – “энергетическая бедность”. Политика климатических экстремистов уничтожила бесчисленное количество рабочих мест и каждую зиму убивает тысячи пожилых людей, у которых отняли возможность отапливать надлежащим образом жильё из-за резкого удорожания энергии.
В нашей стране эта политика проводится под лозунгом защиты здоровья наших детей, защиты их светлого будущего и защиты планеты от климатических катастроф.
Григорий Гуревич
Новые левые - мальчики бравые
С красными флагами буйной оравою,
Чем вас так манят серпы да молоты?
Может, подкурены вы и подколоты?!

Слушаю полубезумных ораторов :
"Экспроприация экспроприаторов..."
Вижу портреты над клубами пара -
Мао, Дзержинский и Че Гевара.


Не разобраться, где левые, правые...
Знаю, что власть - это дело кровавое.
Что же, валяйте, затычками в дырках,
Вам бы полгодика, - только в Бутырках!

Не суетитесь, мадам переводчица,
Я не спою, мне сегодня не хочется!
И не надеюсь, что я переспорю их,
Могу подарить лишь учебник истории.


В.С.Высоцкий,м.1987 г. изд."Книга" под ред.Федорова О.Б.

Profile

pabodu

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 07:57 am
Powered by Dreamwidth Studios